Потребители против рабства Во вторую субботу мая в мире отмечается международный День Справедливой Торговли

08 травня 2009 о 09:25 - 1004

Труд раба конкурентно­способнее труда свободного гражданина. Этим объясняется то, что одежда наших производителей вытеснена вьетнамскими товарами. То, что весной морковка на рынках дороже, чем бананы, потому как морковка голландская, а бананы из Эквадора.

Любава Малышева, файртрейд-активист

 

«Глобальное правительство» более трети века обсуждает, как сгладить резкое имущественное расслоение на Земле. Предложения разнятся — от до­платы туземцам за сохранение в нетронутом виде экосистем до налога на продажу оружия или «налога Тобина» в развитых странах.

Американский профессор Джеймс Тобин в 1972-м году предложил ввести налог на финансовые операции (покупку-продажу любой валюты) в размере от 0,1% до 0,5%, для снижения спекуляций на финансовых рынках. Сторонники налога 37 лет предлагают использовать его для борьбы с неравенством и бедностью, для развития образования, здравоохранения и подъема экономики в отсталых странах.

Тридцать семь лет для перехода от слов к делу, мы знаем, — не предельный срок для властьимущих, даже если они сверхвлиятельны. Пока руководители международных институций раздумывают над проблемой бедности, в бой с ней включилась мировая общественность: волонтеры и мелкие бизнесмены из 58-ми стран.

 

Faire Trade (с англ. «справедливая торговля») — это идея, концепция в мировой торговле, когда импортер покупает в бедных, развивающихся странах товар по «справедливой» цене и ввозит его в страны развитые, продавая с минимальной наценкой. Даже если такой товар оказывается дороже аналогов, благодаря репутации, заслуженной товарами Faire Trade, потребитель соглашается немного переплатить, зная, что этим он помогает улучшить мир, и делая осознанный выбор в пользу справедливой торговли.

Возьмем, например, эквадорские бананы Faire Trade. Их цена — $5,20 за 8-килограммовую коробку (или 65 центов США, или около 5 грн. за 1 кг). Причем это — цена в рознице, например, во Франции или Великобритании, которая складывается из:

— 32% — идет непосредственно эквадорской фирме-производителю;

— 4% — идет в бюджет громады того эквадорского села/поселка, в котором собраны бананы. Плюс из фонда Faire Trade в бюджет общины идет 1% от стоимости бананов как премия. Эти 5% громада села/поселка имеет право использовать только на строительство школ, колодцев или выплату стипендий на обучение одаренным согражданам;

— 20% — расходы на доставку и переработку (при необходимости) товара;

— 10% — страхование и ди­стрибуция (распределение) товара;

— 24% — наценка, которую разрешено ус­­тана­вливать магазинам, т.е. торговая наценка;

— 10% — вознаграждение компании-импортера из развивающейся страны (например, Commercio Alternativo или Dole Organic, — или даже Nike!).

Faire Trade — это не организация, не предприятие, а торговое партнерство, и продукция, произведенная с соблюдением его принципов, удостаивается символа на упаковке.

Принципы Faire Trade не сложны. Для цивилизованных государств. Для Колумбии, Бразилии, Эквадора или Вьетнама, Индии или Индонезии, — несомненно, в диковинку. Причем в такую диковинку, что правительства Зимбабве и Бирмы, например, запретили своим резидентам сотрудничать с Faire Trade!

Что ж это за принципы такие?

Основной — запрет на экс­плуатацию детского труда. Так, в Бразилии работают более 7 миллионов детей, в Индии на различных работах заняты более 12,5 млн. детей (всего, по данным Всемирного банка и ПРООН, в мире насчитывается 246 миллионов детей в возрасте от 5 до17 лет, которые вынуждены работать, иногда выполняя «наихудшие формы детского труда»).

Еще — 8-часовой рабочий день, заработная плата, не меньше минимальной, надлежащие условия труда и хотя бы минимальные медицинские стандарты (спецодежда, соответствующее освещение, вентиляция, аварийные выходы, др.). «Например, Объединение ремесленных мастерских Mahaguthi в Непале, благодаря справедливой цене за свою шерстяную, хлопчатобумажную, керамическую и плетеную продукцию, реализуемую организациями Faire Trade, имеет возможность оплачивать своим ремесленникам справед­ливое вознагражде­ние, — рассказывает Лудек Штерба, эксперт и координатор проектов Союза «За справедливую торговлю» из Чехии.

 

Может, кто-то меня поправит, но в Днепропетровске продукции с торговой эмблемой Faire Trade я не нашла. Большее всего приглядывалась к этикеткам кофе — ведь он является одним из наиболее распространенных Faire Trade-товаров.

Кофе — первый продукт, с которого в 70-х годах прошлого века начиналось это движение. Ныне Справедливая Торговля перераспределяет в развитые страны — Финляндию (11,5 кг потребления на 1 человека в год!), Италию и США — кофе из Бразилии, Вьетнама, Колумбии, Индонезии, Индии, др., причем товар покупается не у корпораций, а исключительно у ассоциа­ций (кооперативов) мелких товаропроизводителей. «Например, члены боливийского кооператива El Ceibo (чьи какао-зерна используются, среди прочего, при производстве шоколада Mascao) за счет средств от премии Faire Trade построили небольшую перерабатывающую установку для приготовления какао-порошка, что позволило им увеличить прибавочную стоимость их какао, — приводит пример Лудек Штерба. — А объединение производителей кофе из Танзании KCU, благодаря работе в проекте «Справедливая торговля», сумели создать экспортное отделение продажи кофе».

 

В 2007 году в мире оборот продукции Faire Trade составил 2,38 миллиарда евро, увеличившись на 47%, по сравнению с 2006-м годом.

На начало прошлого года движением Справедливой Торговли в мире были сертифицированы 632 организации в 58-ми странах мира; на Faire Trade надеялись члены 7-ми миллионов семей, в том числе 1,5 млн. фермеров.

Ассортимент распростра­няе­мых товаров растет. На сегодня это, кроме кофе и бананов:

— чай, например, «Ройбос» из Южноафриканской республики;

— яблоки из ЮАР;

— какао из государств Берега Слоновой Кости или Ганы (а в соседних странах — Мали, Буркина-Фасо, Бенин и Того — до сего дня используется труд рабов: прельщенных обещанием большого заработка или настоя­щих невольников, насильственно, принудительно привлеченных!);

— мячи ручной работы, — выпускаемые в государстве, где проблема детского труда стоит наиболее остро — в Пакистане;

— украшения для дома из Кении, производимые сообществом «Бомболулу»;

— палестинский мускус;

— боливийская хна;

— парагвайский мате (чаеподобный напиток — авт.);

— жвачка из мексиканского чикла (чикл — застывший сок дерева Саподилла (лат. Manilkara zapota), используется как основа для современных жевательных резинок), др.

Движение Faire Trade поддерживают более ста тысяч добровольцев из Евросоюза. Подробнее — см. http://www.fairtrade.net/

 

P.S. «Собственно, а почему Faire Trade не помогает украинцам?» — спросит читатель.

У меня тоже возник подобный вопрос к эксперту.

«В странах, которым помогает Faire Trade, полы в школах — земляные», — намекнул чеш­ский эксперт союза «За справедливую торговлю» Лудек Штерба.

…«Нет, уж лучше вы к нам!» (как сказал незабвенный Лелик в ответ на «Будете у нас на Колыме…»): в развивающиеся страны (т.н. страны третьего мира) Украине идти не стоит.

Алена Гарагуц

Поділитися: