Возвращение к жизни

10 квітня 2009 о 09:15 - 1377

Тысячи квадратных километров земной поверхности, покрытой вывороченными из-под земли горными породами, брошенными карьерами, отвалами и терриконами — это не только огромные бесплодные пустоши, но также угроза для окрест­ных территорий. В результате переноса ветром, частицы пород, в силу своего химического состава, могут в значительной степени негативно воздействовать на почвенные условия и растительный покров соседних ландшафтов.

 

Пока земельные ресурсы казались неисчерпаемыми, данная проблема мало кого беспокоила. Когда же она начала усугубляться, то возникла необходимость создания технологии, которая бы позволяла восстанавливать или хотя бы частично компенсировать деградацию почв, чтобы свести к минимуму негативное влияние добычи минеральных ресурсов. Так появилась промышленная рекультивация земель.

Технология эта многогранна и разнообразна, как разнообразны полезные ископае­мые, добываемые из-под земли. В развитии этого научно-технологического направления наша страна до последнего времени, в общем-то, не уступала развитым странам. Особенно интенсивно шёл поиск научно-технологических решений в Днепропетровской области — по причине разнообразия минеральных ресурсов. Здесь технологии рекультивации разрабатывались для добычи железной руды в Кривбассе, марганца в Никопольском бассейне, полиметаллических руд под Вольногорском, каменного угля под Павлоградом. А имена таких учёных-рекультиваторов из Днепропетровского государственного агроуниверситета как профессор Бекаревич Н.Е. и академик Масюк Н.Т. известны не только в Украине, но и в научных кругах Великобритании, Испании, России и США.

В идеале рекультивация при открытой разработке должна выглядеть следующим образом. Перед добычей полезных ископае­мых верхний плодородный чернозёмный слой снимают и размещают отдельно. Точно так же следует поступать со всеми подстилающими породами (суглинки, глины, делювиальные пески и т.п.). После добычи сырья эти же породы должны быть засыпаны в обратном порядке. Таким образом, чернозём должен оказаться снова на поверхности. Однако на практике так бывает далеко не всегда. Как любая отрасль производства, горнопромышленный комплекс в первую очередь руководствуется вопросами прибыли. А так как транспортировка таких огромных масс почвы и пород при засыпании карьеров — дело весьма затратное, то всегда был и остаётся соблазн пренебречь экологическими требованиями. Но даже при попытке осуществить правильную рекультивацию обнаруживается факт того, что на всю площадь вынесенных на поверхность пород не хватает чернозёма. Это связано с его потерями при транспортировке, отсыпании, перемещении. Таким образом, какая-то площадь всё равно остаётся покрытой вскрышными горными породами.

Условно рекультивацию можно разделить на биологическую и сельскохозяйственную. Первая предусматривает выведение нарушенной территории из сферы хозяйственной деятельности человека и превращение её в подобие природной экосистемы. Биологическая рекультивация проводится на территориях со сложным рельефом, где трудно вести земледелие, а также на площадях, где химический состав находящихся на поверхности горных пород настолько токсичен, что не позволяет возделывать с/х культуры. Обычно под биологической рекультивацией подразумевают залесение территории, что позволяет хотя бы частично восстановить уничтоженную экосистему. Кроме того, биологическая рекультивация даёт возможность закрепить вынесенные породы на одном месте, чтобы предотвратить их перемещение водой и ветром. В зависимости от вида породы биологическую рекультивацию можно проводить как с нанесением чернозёмного слоя, так и без него. Часто определённое количество чернозёма засыпают непосредственно в лунки, куда высаживаются деревья. К естественной биологической рекультивации можно отнести и самозарастание вынесенных пород. Но этот процесс может занимать десятилетия, что негативно сказывается на соседних территориях.      

При сельскохозяйственной рекультивации нарушенные площади стараются вернуть в сельскохозяйственный оборот. Для многих пород существуют технологии, которые позволяют им приобрести плодородие без использования чернозёма. Это достигается посредством фитомелиорации, т.е. с помощью такого подбора растений, которые способны сами расти на бесплодном грунте и одновременно восстанавливать его плодородие. Таким образом, травами можно лечить не только людей, но и почву, в прямом смысле этого слова. В основном для этого применяют бобовые растения: лядвинец, эспарцет, люцерну, горох и др. Обычно их высевают в смеси со злаковыми травами. Такие площади часто используют под пастбища и сенокосы. Но правильный подбор многолетних бобовых трав позволяет так изменить породу, что через 3-4 года она может быть пригодна и для возделывания зерновых культур. Дальнейшее попеременное чередование бобовых и зерновых на такой площади даёт возможность получать неплохие урожаи.

Существуют виды растений, которые используются практически исключительно с целью рекультивации. Таким, например, является донник желтый (на рідній мові — буркун). Это растение не используется ни как пищевое, ни как кормовое (разве что как медонос и лекарственное средство), потому что содержит токсичный алкалоид кумарин. Зато оно является прекрасным фитомелиорантом. Это одно из немногих бобовых растений, которое имеет двулетний жизненный цикл. В первый год его надземная часть выглядит весьма невзрачно, потому как самые интенсивные процессы  происходят под землёй. Там развивается мощнейшая корневая система, которая придаёт породе структуру и обогащает её питательными элементами. А вот на второй год уже вымахивает двухметровая надземная часть, отмирание и разложение которой обогащает грунт органикой. Применение многолетних трав во многом позволяет воспроизвести процесс образования почвы, который происходил в нашей степной зоне тысячи лет назад. Очевидно также, что многие технологии сельскохозяйственной рекультивации приемлемы и для рекультивации биологической.           

Всё вышеописанное касается в первую очередь рекультивации после открытой добычи полезных ископаемых. Более сложная ситуация в нашей стране наблюдается при подземных горных разработках, что связано в первую очередь с технологической отсталостью. Например, в развитых странах при добыче каменного угля уже не одно десятилетие используются технологии, при которых сопутствующая порода (глинистый сланец) остаётся в горных выработках. В Украине же в ХХІ веке эту горную породу до сих пор вываливают на поверхность. А это очень высокотоксичный материал. Он содержит пирит, который быстро окисляется и образует серную кислоту, поэтому даже самые живучие растения далеко не всегда способны заселять терриконы. Фактиче­ски рекультивация глинистых сланцев без добавления чернозёма невозможна. Сельскохозяйственная рекультивация глинистых сланцев малоэффективна. В основном для сланцев применяется рекультивация биологическая с помощью древесной растительности.

В настоящее время рекультивация (равно как и горнодобывающая промышленность) сталкивается с рядом проблем. Первая из них — частная собственность на землю и её распаевание. Теперь каждый вправе сам решать, что ему делать со своим клочком земли.

На вынесенных десятки лет назад породах по причине пестроты грунтового покрова и микрорельефа биологи наблюдают очень своеобразное разнообразие флоры и фауны. Поэтому рядом экологов высказывается идея того, что все выведенные из сельскохозяйственного оборота земли после добычи полезных ископаемых необходимо подвергнуть недорогой технологии рекультивации, а затем переводить во Всеукраинскую экологическую сеть, т.е. сделать заповедными территориями и навсегда отказаться от их хозяйственного использования, чтобы изуродованная один раз природа больше не подвергалась эксплуатации, а получила свободу.     

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: