Всё, что естественно, то не безобразно

27 лютого 2009 о 10:06 - 1908

В предыдущей публикации речь шла о последствиях чрезмерной химизации аграрного производства. Однако существует и альтернатива, которая уже сейчас позволяет значительно снизить прессинг ядохимикатов. С просьбой рассказать о таких технологиях я обратился к Роману Николаевичу Савчуку, директору компании «Биотех системс», занятой в сфере интегрированной защиты растений.

 

— Роман Николаевич, что же может составить реальную альтернативу ядохимикатам?

— В настоящее время особую актуальность приобретают биологические технологии. Естественные природные компоненты позволяют при правильном применении значительно сократить, а в некоторых случаях полностью исключить применение ядохимикатов.

— Какие именно биологические средства для этого применяются, в чём их преимущества?

— Спектр таких средств весьма широк. Это хищные и паразитирующие насекомые, клещи, нематоды, а также феромонные и микробиологические препараты. Чтобы оценить такие технологии, их нужно сравнить с применением пестицидов. Понятно, что основным преимуществом биометода является экологичность. Несколько месяцев назад я был на научно-практической конференции в Одессе, так там агроном одного из тепличных хозяйств рассказал, что у них на предприятии были ситуации, когда на огурцах проводилось до 18 химических обработок пестицидами за 2 месяца. Можно только догадываться, что потом содержится в таких продуктах питания. Однако экологичность — это не только непосредственная продукция. Применение химии создаёт ряд проблем, которые отсутствуют в биометоде. Достаточно вспомнить вредные условия работы людей, проблему утилизации просроченных и за­прещённых пестицидов, тотальное уничтожение многих видов организмов, абсолютно не причастных к повреждениям возделываемого растения. Относительно последнего можно сказать, что биометод обладает по-настоящему избирательным действием, в отличие от ядов. Я думаю, многие садоводы и огородники встречались с парадоксом, когда на упаковке ядохимиката пишут о том, что он безопасен для человека и теплокровных животных, а строчкой ниже рекомендуется применять его в печатках, защитной одежде и чуть ли не в противогазе. А вот хищники и микроорганизмы действуют только против тех фитофагов (т.е. растительноядных — А.Б.), к которым они приспособились за миллионы лет. Например, паразитирующая оса трихограмма находит оплодотворённую самку капустницы по запаху бензилцианида, который испускает бабочка. Размер этой осы не более 0,5 мм, благодаря чему она садится на спину бабочке и долетает на ней до того места, где та откладывает яйца. Спустившись с бабочки, она откладывает свои яйца в яйца капустницы, уничтожая фитофага на начальном этапе развития. Существуют и чисто технологические преимущества биометода. Насекомые « это организмы с высоким уровнем привыкания к ядам. Поэтому постоянно приходится искать новые пестициды. А против деятельности естественных хищников растительноядные насекомые не могут ничего предпринять. Кроме того, каждая химическая обработка — это стресс для растения, что приводит к ожогам, некрозам и снижению урожая. Почти 95% применяемых сегодня ядохимикатов являются системными, т.е. они проникают в ткани растения. Их применение более удобно агропроизводителю. Например, дождь не в состоянии смыть такой яд, так как он находится внутри растения. Однако какое-то количество яда остаётся и в продуктах питания, полученных из такого растения. А вот биологические средства абсолютно безопасны для растений и человека. Кроме того, растения и хищник иногда действуют как бы сообща. Например, при поражении листа розы или клубники двупятнистым паутинным клещом растения выделяют в воздух стрессовые вещества, подавая тем самым сигнал хищнику, который, ориентируясь на запах, находит проблемный участок растения и проводит его зачистку от вредителя.

— А какие организмы применяются в биометоде: местные или нет?

— И те, и другие, это зависит от вида вредителя. Если вредитель сам по себе завезён из-за океана, то очевидно, что в местной фауне может и не быть его естественных врагов. Тогда приходится завозить чужеродный хищный организм.

— Но можно ли в таком случае говорить об экологической безопасности, если в местную экосистему может внедриться чужеродный организм и нарушить экологический баланс?

— В первую очередь баланс нарушают чужеродные растительноядные организмы. Достаточно вспомнить, во что превращаются сады и лесополосы в августе-сентябре в результате вспышек популяции американ­ской белой бабочки. Но в том-то и дело, что подбор хищных организмов осуществляется в строгой избирательности к вредителю, а не к местным видам. Для местных видов есть свои местные хищники. Кроме того, основная масса внедряемых чужеродных хищников представлена видами тропиче­ского происхождения. Это означает, что даже в случае распространения этого чужеродного вида в природную среду он не вынесет температур ниже +10оС. Тем более, он не в состоянии пережить морозы. Единственные места, где тропические виды могут применяться круглогодично, это теплицы, но они представляют собой замкнутую экосистему, поэтому угрозы для внешней природной среды нет.       

— Если есть преимущества, значит, есть и какие-то недостатки у биометода?

— В целом, система биологической защиты сложнее, чем просто обработки ядохимикатами. Внедрение и поддержание биологического контроля над травоядными организмами требует более подробного сбора информации о состоянии растений, вредителей и хищников для своевременного реагирования, так как понятно, что воздействие хищника или болезнетворного микроорганизма на популяцию вредителя идёт медленнее, чем действие пестицида. Пока ещё рано говорить о полной замене химии биологией. Скорее речь идёт об интегрированной системе, в которой биологический метод играет главную роль. На данный момент по некоторым организмам биометод может выполнять свою функцию на 100%, а по другим, к сожалению, не может и на 50%. В первую очередь это касается грибных заболеваний растений, где химическому методу ещё не нашли эффективной замены. Однако в этом направлении уже наметились позитивные сдвиги. Против патогенных грибов начинают применять препараты, созданные на основе других грибов и микроорганизмов, которые являются их антагонистами. По сути, биологический метод — это в первую очередь профилактика, которая всегда лучше и дешевле, нежели лечение.

— В чём основная сложность внедрения этой альтернативной методики?

— Основная сложность — это менталитет и стереотипы людей. Химизация сельского хозяйства привела к тому, что производитель хочет всего и сразу. А биологический метод требует определённого времени и внимания. Однако проблема в том, что, кажущийся мгновенным, результат при химических обработках со временем превращается в большую иллюзию результата. Совсем другое дело —  природные хищники и антагонисты. Да, для внедрения биологического метода требуется больше времени. Однако внедрённый один раз биометод превращается в долгосрочный механизм контроля популяции вредителя. Хочу также отметить тот факт, что, в отличие от химического контроля, биологический не ставит своей целью полное уничтожение популяции травоядных организмов. Мы хоть и называем их вредителями, но понимаем, что они также чрезвычайно важны для экосистем. А подобная постановка вопроса напрямую относится к проблеме биоэтики, которая при нынешних экологических реалиях не пустой звук. Поэтому задача биологического контроля состоит лишь в том, чтобы держать популяцию вредителя на таком уровне, при котором не будет наноситься ощутимый ущерб возделываемому растению. Биометод представляет собой контролируемую экосистему, в которой хищник и жертва будут находиться в равновесии, ведь полная гибель популяции растительноядного приведёт и к исчезновению хищника без кормового ресурса. В природе имеются все необходимые естественные компоненты, чтобы человек не использовал противоестественные природе химические вещества. Нужно только хорошо их поискать и не гнаться за сиюминутным результатом.

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: