ДНЕПРОПЕТРОВСКИЕ КЛОуНЫ Политические лидеры в нашем городе размножаются, словно под копирку

20 лютого 2009 о 10:12 - 1084

Тупик, в который власти всех уровней завели страну, породил повышенный спрос на новые лица в политике, в том числе на местах. А спрос, как известно, рождает предложение. За последний год в Днепропетровске появилось несколько проектов по раскрутке кандидатов на пост мэра. Несмотря на различные стартовые условия и источники финансирования, в формирующихся имиджах потенциальных лидеров есть много общих черт, главные из которых — махровый популизм и дремучее дилетантство. Попытаемся доказать это на примере двух днепропетровцев, претендующих на роль политиков новой волны. Речь о Сергее Карпенко и Иване Ступаке.

Технологии решают все

В знаменитом рязановском фильме высмеивалась унификация отечественного домостроения, превратившая городские микрорайоны в неотличимые клоны. То же самое сегодня можно сказать об украинских политтехнологиях. Типовые приемы на выходе дают типовых кандидатов, которые, несмотря на оголтелую пропаганду в СМИ, никак не западают в электоральную душу.

Лепка очередного клона начинается с «заготовки», которую обычно подыскивают среди чиновников средней руки. Сергей Карпенко, например, стартовал в «большую» политику с площадки вице-мэра по юридическим вопросам. Бывший начальник областной милиции Иван Ступак активизировался после увольнения из органов и перевоплощения в зампреды облсовета.

Затем создается общественная организация. У Карпенко — «Самопомощь», у Ступака — «Закон и честь». На первичном этапе раскрутки имитируется кипучая деятельность по наведению порядка в самой проблемной, как правило, коммунальной сфере. Сергей Карпенко озаботился ремонтом крыш и подъездов многоэтажных домов, Иван Ступак — обустройством парков и уборкой мусора. При этом львиная доля спонсорских средств уходит на оплату политтехнологов, а также размещение заказных статей и телесюжетов. На «коммуналку» же тратится минимум. Чисто символические суммы обычно «пристегиваются» к целевым средствам, выделяемым из местных бюджетов. Так, газета «2000» писала о том, что большую часть реконструкции Севастопольского парка профинансировал Жовтневый райсовет, однако лавры достались Ивану Ступаку. Что касается Сергея Карпенко, то его анекдотические попытки приписать себе заслуги горжилуправления в плановом ремонте крыш давно уже высмеяны журналистами.

Главное — соблюдать дистанцию

Критика существующей власти — самый простой и надежный способ завоевать доверие избирателей. Однако он плохо сочетается с работой в органах местного самоуправления. Решают эту проблему кандидаты по-разному, но конечная цель у них одна — максимально дистанцироваться от властных структур. Сергей Карпенко удачно подгадал свой уход из мэрии, уволившись за неделю до сокращения штатов, в ходе которого его должность «заместитель городского головы по правовым вопросам» упразднялась. Населению же этот факт был подан как добровольная отставка в знак протеста против чиновничьего произвола. Иван Ступак, номинально занимая пост зампреда облсовета, курирующего правоохранительные структуры, на деле ни в милицию, ни в СБУ и носа не кажет, поскольку отношения с бывшими коллегами испортил крепко. А раз нет фактической работы, то нет и просчетов, за которые виртуального зампреда могли бы невзлюбить избиратели.

Популизм особо низкого пошиба

Перечисленные приемы, возможно, и имели бы какой-то позитивный эффект, если бы проецировались на высокоинтеллектуальных, свободных от моральных проблем кандидатов. Но Карпенко и Ступака политтехнологи лепили «из того, что было», отсюда и результат. Оба претендента на мэрский пост в «прошлой жизни» имели серьезные проблемы в бизнесе. Бывшие партнеры обвиняют их в непорядочности. Оба не достигли сколь-нибудь серьезных успехов и по основному месту работы. Сергей Карпенко почти в открытую лоббировал интересы истцов, судившихся с горсоветом, за что фактически и поплатился должностью. Иван Ступак грубо нарушил тайну следствия, продемонстрировав фото маньяков сразу же после их задержания, что значительно затруднило проведение опознаний и другие следственные действия.

Неудивительно, что на новом для них политическом поприще уровень профессионализма клонов еще ниже. Дефицит знаний и навыков приходится компенсировать популизмом столь низкого пошиба, что по сравнению с нашими героями премьер Юлия Тимошенко выглядит невинной овечкой. Сергей Карпенко предлагает спасать «коммуналку» массовой подачей исков в суд против ЖЭКов. Иван Ступак пошел еще дальше. Он намерен бороться с коррупцией «путем создания оперативных общественных групп», а антикризисные средства МВФ «распределять непосредственно среди граждан и социальных организаций». Перечисленные предложения сами по себе настолько нелепы, что даже не­обязательно их комментировать.

Понятно, что интеллектуальное убожество кандидатов, которого не спрячешь и в заказных телесюжетах, не прибавило им популярности в городе (чего только стоят обидные прозвища — коммунальный Бэтмен и Шизокрылый полковник — которыми журналисты наградили этих господ). Соцопросы подтвердили, что и у Карпенко, и у Ступака плохо даже с узнаваемостью. А те люди, которые клонов все же идентифицируют, зачастую относятся к ним негативно, в лучшем случае безразлично. Ситуация сложилась критическая. И в этот
момент потенциальные пре­тенденты в мэры, пожалуй, впервые за время раскрутки, повели себя по-разному.

Не зовите народ к топору!

Сергей Карпенко, как кандидат, всецело зависящий от спонсоров, видимо, получил отмашку свыше и мгновенно исчез с телеэкранов. Теперь о подвигах «Самопомощи» столь же бесцветно вещает некий активист — чисто техническая фигура. Зато у зрителей появился шанс отдохнуть от надоевшей физиономии.

Иван Ступак, сколотивший за время работы в силовых структурах собственную бизнес-империю, более самостоятелен в принятии решений. Возможно, поэтому он делает больше ошибок, которые исправлять некому. Поняв, что годичная пропагандистская кампания принесла мизерные плоды, Ступак пошел ва-банк. Он стал в открытую экс­плуатировать идею бунта. Яркий тому пример — митинг, прошедший в Севастопольском парке 10 февраля. Лидер «Закона и чести» сознательно заводил толпу в надежде оседлать стихийное протестное движение. К счастью, народ от его пламенных призывов не загорелся — ведь большинство участников митинга были принудительно завезены с предприятий, подконтрольных Ступаку, и благодарности к человеку, заставившему их месить грязь под дождем, не испытывали.

Чиновника-общественика это не остановило. 27 марта он планирует собрать в Днепропетровске 100 тысяч человек — беспрецедентную для нашего города толпу. И хотя эти наполеонов­ские планы вряд ли осуществятся, одни только намерения облсоветовского клона вызывают серьезное опасение.

Вот как высказался по этому поводу известный днепропетровский политолог Владислав Романов в интервью передаче «Губернские хроники»: «Нужно бы задуматься организаторам таких акций о том, что им не удастся стать во главе протестного движения и повести народ туда, куда бы им хотелось. Потому что если людей вывести на улицы, скажем, Донецка, то это не факт, что они пойдут с протестами против помаранчевой власти, которой там нет. И если вывести людей на улицы Львова, то это не значит, что они пойдут искать офисы Партии регионов. Скорее всего, эти люди пойдут громить магазины, банки, дорогие иномарки. Это очень опасная и крайне непродуктивная тактика».

Олег Максимов, Александр Македонский

Поділитися: