«Дорогое» наследство

13 лютого 2009 о 09:52 - 1180

Одна из самых больших бед человечества состоит в том, что оно не хочет просчитывать последствия своих поступков. Научно-техниче­ский прогресс оказался не только палочкой-выручалочкой человечества для решения ряда трудностей, но и фабрикой новых проблем. 

 

Ещё совсем недавно люди восхищались своими достижениями в массовой химизации аграрного производства. Тогда казалось, что с помощью огромного рывка в производстве пестицидов человечество сделало ещё один шаг на пути к «полной независимости» от природы. Но не тут-то было…

Анализируя ситуацию, связанную с тысячами тонн просроченных, брошенных ядохимикатов, которые десятилетиями ждут своей утилизации, удивляешься. Неужели всего пару-тройку десятков лет назад, при весьма высоком уровне науки, люди не могли спро­гнозировать, к чему может привести подобное пресыщение в производстве и применении пестицидов? И если касаться нашей страны, то дело вовсе не в исторических и геополитических изменениях, которые постигли 1/6 часть суши. Вопрос именно в чистой науке и технологии, морали и ответственности.

Такой печально известный яд как ДДТ был запрещён ещё в 1978 году. Поэтому постоянная смена ядохимикатов уже тогда, 30 лет назад, была очевидна. Каждый год какие-то яды запрещались, а на смену им вводились новые, более безопасные. При этом было понятно, что эти самые «новые и безопасные» через несколько лет будут сняты с производства как старые и опасные, а это означало, что нельзя производить пестициды про запас. Но их всё равно массово производили, не задумываясь о будущем.

На сегодняшний день в Украине имеется более 4 тыс. складов просроченных ядохимикатов, большинство из которых не соответствует понятию «склад». Это скорее место нахождения пестицидов. Потому что с развалом колхозного строя значительная часть этих объектов осталась бесхозной и, по сути, никому не принадлежит. Эти объекты в первую очередь являются головной болью для сельских советов, так как угроза от их соседства очевидна, а средств на утилизацию такой продукции на местном уровне нет. Разные источники называют разное количество брошенных ядохимикатов, которые остались ещё со времён Советского Союза. Одни называют цифру в более чем 28 тыс. тонн, другие считают, что их осталось около 20 тыс. тонн. Но даже вторая цифра не навивает оптимизма. Ведь существуют ядохимикаты, одного литра или килограмма которых достаточно для того, чтобы отравить не один десяток гектаров территории. Эта проблема намного опаснее, чем кажется на первый взгляд, особенно с учётом того, что старые ядохимикаты обычно более стойкие к распаду и очень длительный период времени могут мигрировать в воде, почве и по пищевым связям.

В Украине существует всего одно специализированное предприятие, которое занимается утилизацией ядохимикатов, если технологию, которую оно использует, вообще можно назвать утилизацией. Её проводят посредством сжигания пестицидов в специальных печах при очень высоких температурах. Понятно, что какая-то часть вредных веществ всё равно вылетает в атмосферу. Помимо этого около 12-15% от массы ядохимикатов не сгорает и остаётся в виде сухих остатков, которые потом попросту подвергаются захоронению на специальном полигоне. Но обвинять переработчиков в таком далёком от совершенства способе утилизации  нельзя. Просто более совершенных способов ещё не придумали. К тому же само понятие «пестициды» весьма обобщающее и включает в себя очень разнородные по химическому составу соединения. Поэтому в разрушенных и полуразрушенных хранилищах целостность упаковки приходит в негодность и под воздействием внешних факторов среды совокупность таких ядов превращается в гремучую смесь, которую уже толком невозможно отсортировать. Поэтому на данный момент высокотемпературное сжигание представляется единственно возможным выходом.

 

СПРАВКА

Согласно экспертизе, проведённой европейскими специалистами, в Украине только 6% территории страны не подвержено опасному воздействию ядохимикатов.

 

Но надо сказать, что и этот процесс весьма дорогостоящий. Утилизация 1 т ядов стоит от 7 до 17 тыс. грн. Ведь яд нужно упаковать в специальную надёжную тару, погрузить в транспорт и доставить в Сумскую область, в г. Шостка, где находится предприятие по утилизации — ЭЛГА. А это самый север Украи­ны, поэтому доставить такой груз из Крыма, Закарпатья или Донбасса — дело не из дешёвых. Так как подобная работа связана с высокой вредностью и трудоёмкостью (не так-то просто работать в прорезиненной одежде и противогазах), то и финансовые затраты труда на проведение всех этих операций довольно высоки.        

Поэтому вполне предсказуемо поведение тех собственников предприятий, которым достались в наследство склады с химией — им дешевле платить ежегодные штрафы, нежели тратить средства на утилизацию. Но даже при всём желании предприятие по утилизации может сжечь не более 1 тыс. тонн ядохимикатов в год. Так что при нынешних темпах весь объём накопленных с советских времён ядов будет ликвидирован в лучшем случае через два десятка лет. За это время тысячи тонн ядов будут проникать в реки, грунтовые воды и почву, а вместе с ними и в сельскохозяйственную продукцию. Помимо этого нужно учитывать, что в стране ежегодно продаются тонны новых ядохимикатов. Конечно, они не накапливаются в том количестве, как это было раньше — капитализм заставляет считать каждую копейку. Однако специфика аграрного производства такова, что какая-то часть ядохимикатов всё равно остаётся просроченной, и её тоже нужно куда-то девать.

На данный момент единственным выходом из сложившейся ситуации для бедной провинции является переупаковка пестицидов и сохранение в надлежащем состоянии складов. Хотя такой шаг даёт возможность лишь оттянуть решение вопроса утилизации. Но и для покупки серьёзной тары, и процесса переупаковки ядохимикатов также нужны немалые средства. Далеко не всем удаётся эти средства изыскивать. Поэтому не редкими бывают случаи, когда одичавший от бардака народ разносит по кирпичику бывшие склады на стройматериалы, оставляя ядохимикаты лежать под открытым небом.

Конечно, помимо неутилизированных пестицидов, в стране огромная масса неутилизированных промышленных и бытовых отходов, просроченных боеприпасов. Но если в случае ЧП с  проблемными боеприпасами происходит значительный общественный и политический резонанс, и это хоть как-то способствует решению данной проблемы, то ядохимикаты действуют бесшумно и на них не так обращают внимание.

Очень легко выпустить джина из бутылки, но совсем не просто его загнать обратно. Человек спешит изобретать. Но не спешит решать вопрос: что делать с плодами своих  изобретений? Российский эколог В.И. Данилов-Данильян отмечает: «Поскольку перед подобными ядами органы чувств человека становятся ненадёжными, а экспертиза, в лучшем случае, недостаточной и неполной, то понятие о «разумном» «правильном обращении» в такой отравленной среде теряет всякий смысл». Ситуация с брошенными ядохимикатами должна послужить людям хорошим уроком относительно того, насколько очередное изобретение человеческого разума соответствует самому понятию «разум». То, что ещё полвека назад не казалось проблемой, превратилось в реальную смертельную опасность. Над этим особенно стоит задуматься тем, кто спешит внедрять в нашу жизнь трансгенную продукцию, пищевые добавки и всякие другие плоды цивилизации, которые на сегодняшний день кажутся вполне безобидными и обещают огромные блага. Среди экологов распространена поговорка о том, что мы живём в долг у будущих поколений, создавая своим бездумным и бездушным отношением к природе горы проблем, за которые будут платить наши потомки. Ситуация с ядохимикатами является ярчайшим примером того, как наши недалёкие (в прямом и переносном смысле) предки предприняли попытку жить в долг у будущих поколений, т.е. у нас с вами, и заставляют нас расплачиваться за свои ошибки. Поэтому прошлое никогда нельзя идеализировать. Его нужно тщательно анализировать, чтобы избежать страшных ошибок в будущем.

Отзывы на статью можно выслать на e-mail: ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: