Восприятие природы

23 січня 2009 о 09:29 - 1569

Рост технической и экономической мощи человечества приводит к тому, что глобальные изменения происходят не только на материальном уровне, но и на уровне менталитета каждого отдельного индивида, что влечёт за собой изменение массовой психологии.

Нобелевский лауреат К. Лоренс в одной из своих работ отмечал: «Каждодневная жизнь стольких людей проходит среди мёртвых творений человеческих рук, что они утратили способность понимать живые творения и общаться с ними. Эта утрата объясняет нам, почему человечество в целом демонстрирует такой вандализм по отношению к миру живой природы, которая окружает нас и поддерживает нашу жизнь». Действительно, можно сказать, что технократизм нынешней цивилизации попросту притупляет наше восприятие природы. Мы становимся ограниченными как в научном, так и в чувственно-эмоциональном плане по отношению к миру, который нас окружает. Мы разучиваемся воспринимать объективную реальность и живём в отвлечённом мире, который создан нашими руками и который, в то же время, ограничивает наш кругозор и мировоззрение на мир реальный, первоначальный, исконный. Герой одного из романов В. Пелевина приводит пример брокера с Лондонской биржи, который на вопрос, что такое реальный мир ответил: «Мир — это место, где бизнес встречает деньги».

Самое печальное то, что искажение восприятия реальности характерно в наше время не только для обывателей, но и для людей, которых принято считать интеллектуальной элитой. Именно поэтому под экологическим кризисом большинство понимает проблемы окружающей среды, а не проблемы природы. Только на первый взгляд между средой и природой нет особого отличия. На самом же деле в этой терминологии заложена принципиальная разница.

Природа — это весь исконный мир во всём разнообразии его существования и развития. А окружающая среда — это часть природы, которая видоизменена человеком в процессе исторического течения времени. По выражению украинской исследовательницы Т. Гардашук, «вместе с историческими изменениями растут темпы и объемы превращения природы как таковой (природы для природы) в природу для человека, т.е. в человеческую окружающую среду». Известный натуралист Э. Уилсон так описывает процесс искажения объективного восприятия природы: «Стремительный рост численности человеческой популяции свёл природу до размеров природных резерваций. Из этого следует, что Природа начала восприниматься как нечто такое, что отделено от человека».

Всё чаще мы становимся свидетелями того, что проблему исчезновения природы как таковой (т.е. диких ландшафтов и биоразнообразия) перечисляют вместе с проблемами вредных выбросов в атмосферу, твёрдых промышленных отходов, загрязнения воды и т.п. Причём подобная трактовка встречается не только в телевизионных репортажах, печатных публикациях и радиопередачах, но даже в научных до­кладах. Это говорит о высокой степени деформации понимания природы вообще и экологиче­ской проблематики в частности. Не может быть природа частью проблем окружающей среды. Наоборот, все перечисляемые проблемы, в т.ч. загрязнение воды, земли или воздуха, составляют часть проблем природы. Хотя первоочередной проблемой природы является её исчезновение, т.е. преобразование дикой природы в сельскохозяйственные, промышленные, коммунальные, коммуникационные и другие территории. И пока люди не поймут эту простую истину и не начнут спасать природу, а не окружающую среду, ни о каком решении экологических проблем не может быть и речи.

Будучи рождённым и воспитанным в окружающей среде, а не в природе, человек, соответственно, воспринимает такое состояние в порядке вещей. Поэтому человек желает, чтобы всё вокруг и дальше было таким, как тогда, когда он впервые увидел и запомнил среду, которая его окружает. Современного человека обычно совершенно не волнует тот факт, что данный ландшафт, прежде чем попал в его поле зрения, не один раз претерпел изменения и деградации вследствие хозяйственной деятельности. Как отмечал украинский экофилософ Ф. Канак: «Никто не чувствует грусти за тем, по-настоящему не осквернённым ландшафтом, который бесповоротно исчез после взрыва человеческой активности в сфере природопользования». Например, нередко доводится слышать недовольство пожилых людей, когда они видят участок возродившейся степи, на котором пару десятков лет назад интенсивно возделывались сельскохозяйственные культуры. Для такого человека возродившаяся целина является нарушением привычного для него положения вещей. В то время как для его дальнего предка такой пейзаж показался бы родным и знакомым.

Человек в современном мире занимается в большинстве своём тремя родами деятельности: работой, бытом и развлечениями. На повышение своего интеллектуального и духовного уровня человек времени почти не выделяет. Отсюда тотальное невежество и деформированное понимание реальной действительности. Ещё Т. Гексли отмечал, что «для человека, необразованного в сфере естествознания, прогулка по сельской местности или берегу моря подобна посещению галереи, наполненной дивными произведениями искусства, из которых девять десятых повернуто к стене. Познакомьте человека с азами естествознания и этим самым вы предоставите ему каталог шедевров, которые стоят того, чтобы их развернуть и открыть взгляду». Поэтому человек, живущий в каменных джунглях, не только теряет связь с природой, но часто утрачивает способность различать элементарные категории, в том числе «что такое хорошо и что такое плохо». Такое явление часто встречается в СМИ, причём касается это вещей, на первый взгляд безобидных. Простой пример. Очень часто в перио­ды длительных весенних засух, когда дождь нужен, как воздух, а на дворе продолжает светить солнце, телеведущий прогноза погоды, сидящий в какой-нибудь столичной студии, говорит, что на улице сохраняется хорошая погода. Но стоит определить гидрометцентру, что в ближайшее время предвидятся такие нужные осадки, как ведущий прогноза погоды объявит, что в ближайшие дни погода ухудшится. Можно сказать, что у телеведущего налицо атрофированное восприятие реальной действительности, вследствие воздействия на его психику и менталитет техногенной среды. Виновен ли в такой ситуации ведущий прогноза погоды? Если руководствоваться лозунгом о том, что бытие определяет сознание, то якобы вины ведущего в такой массовой дезинформации нет. Но если руководствоваться другим известным принципом, согласно которому сознание человека должно определять его бытие, то определённая степень вины того, кто не анализирует то, что он говорит миллионам людей, имеет место.   

Говоря об обитателях каменных джунглей, я ни в коей мере не хочу оскорбить горожан. Хотя многие экологи склонны идеализировать сельского жителя, считая его поведение более экологичным. Это чем-то напоминает идеализацию крестьянства движением народников в ХІХ веке. Но в нынешнем мире глобализации и погони за техническими штучками, характерного для всех слоёв населения, с таким мнением можно поспорить, а значит, «дитём» каменных джунглей может быть как горожанин, так и селянин. Дело не в месте проживания человека, а в его внутреннем стержне. Нередко житель города относится к природе более трепетно, чем  житель глубинки. Потому как для многих сельских жителей остатки природы, которые они могут видеть в повседневной жизни, не более чем надоедливая обыденность и ресурс, с которого можно чем-то поживиться. А вот для некоторых горожан природа — это экзотика и возможность коснуться истоков первозданности.

Реальный мир и реальная действительность — это не автомобили, офисы и супермаркеты, а леса, болота и степи, а также животный мир, который их населяет. И пока мир искусственный и рукотворный будет доминировать в нашем сознании над миром естественным и нерукотворным, до тех пор мы вряд ли сможем осознать глубину духовного и экологического кризиса, а значит, и найти пути их разрешения. Наша задача также состоит в том, чтобы определить своё место в этом реальном мире, мире природы, а не пытаться найти место природы в нашей окружающей среде.

Отзывы на статью можно прислать на eсologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: