Никополь. Без комментариев

30 грудня 2008 о 10:25 - 2766

Статья Петра Теплого «Почему жители Никополя до сих пор страдают от холода», опубликованная в «Лицах» 12 ноября (см. http://www.the-persons.com.ua/news/gorozhanin/3495/ ), оказалась резонансной. Не согласившись с тезисом автора о том, что в «холодоморе» виноваты городские власти, сам мэр Никополя Сергей Старун написал письмо к нам в редакцию. Сергей Владимирович считает, что в крахе отопительного сезона виноват владелец одной из котельных — фирма «Опторг» из торгово-промышленной группы «Тако», возглавляемой Русланом Токарем.

Чтобы объективно подойти к ситуации, мы решили узнать точку зрения всех сторон. Для этого отправились прямиком в Никополь, в приемную Сергея Старуна. После — заехали в микрорайон Жуковского, отрезанный от тепловых сетей, в связи с чем жители были вынуждены экстренно устанавливать автономное отопление. А оттуда — прямиком в кабинет к Руслану Токарю, чтобы познакомиться и с его видением ситуации. Публикуем результаты нашего расследования до­словно и без комментариев.

Глазами мэра

Городской голова Никополя Сергей Старун:

— Начнем с того, что котельная, о которой столько много говорят, никогда не была в коммунальной собственности. Она испокон веков была заводской (крано­строительного завода — авт.), а после приватизации превратилась в частную. Мы были вынуждены относиться к этому вопросу по некой исторической традиции, то есть, т.к. котельная находится на территории города, эксплуатацией занимались профильные структуры. Таким образом, какой-то период котельную эксплуатировала Теплосеть, а был период, когда ее работой занималась частная структура, созданная частным собственником. Главный спор конфликта заключался в том, что новый собственник (ООО «Опторг» авт.) считал, что заниматься котельной должны мы, а мы считали, что это не стопроцентное наше обязательство. Мы опирались на форму собственности. С этим собственником (с Русланом Токарем авт.) у нас были неразрешимые противоречия, переросшие в конфронтацию, в том числе, с политическим оттенком. Если бы это был другой собственник, никаких проблем договориться не было бы. Или, пожалуйста, как предшественник, создал бы свою структуру, нанял людей и занялся бизнесом. Мы бы ему утвердили тариф и содействовали во всех благих начинаниях. Но это его бизнес, его собственность, и ему за это отвечать. Но он сказал: «Раз вы отвечаете за тепло, то вы обязаны», и в итоге ничего не вышло.

С другой стороны, мы могли взять котельную в аренду. Почему-то предыдущий собственник отдавал нам эту котельную в аренду по условной цене, понимая, что Теплосеть будет нести затраты на подготовку, на экс­плуатацию и т.п. Аренда была почти бесплатной. А у нового собственника необъяснимая позиция. Котельную он взял, никакой реконструкции не произвел, ни копейки не затратил ни на подготовку к отопительному сезону, ни на эксплуатацию, а в то же время условия аренды были достаточно рыночные. Нам такой подход был непонятен. Поэтому вот такое отношение собственника к нам и подогревало конфронтацию.

То есть главная причина конфликта в том, что вам не подходили условия аренды?

— Конечно. Со стороны собственника просматривалось лукавство, где-то на грани обыкновенного вранья. На протяжении всего межотопительного сезона собственник нам писал письма с предложением купить у него эту котельную. Мы ответили, что покупать металлолом, которому уже 40 лет, не будем. Предложили аренду. Но он настаивал на том, чтобы мы все равно купили. Интересно, что вариант аренды появился уже на последнем этапе, после того как разразился скандал. А до этого разговор об аренде и не шел — он нам предлагал ее купить. (В своем письме в «Лица» Сергей Старун утверждает, что заявленная Токарем цена  в 17 раз выше той суммы, за которую объект был приобретен. Сергей Викторович пишет, что Руслан Токарь приобрел котельную за 200 тысяч гривен, а предложил городу купить ее за 2,5 миллиона — авт.).

Какова ситуация с отоплением в городе на данный момент?

— В Никополе на сегодня 100% тепло. У нас хорошие показатели по расчетам за энергоносители, в этом плане мы в области первые.

Как обстоят дела в микрорайоне Жуковского?

— Там своя история. Котельная, которая отапливала микрорайон, тоже никогда не принадлежала городу. Это была котельная ниточного комбината. Когда комбинат попал в состоя­ние банкротства, она оказалась в собственности банка, т.к. была заложена под кредит завода. Мы работали по договоренности с банком. Но на протяжении многих лет этой котельной никто не занимался, ее не модернизировали, не обновляли — только эксплуатировали. В определенный момент она пришла в негодность. Мы прогнозировали такое развитие событий уже несколько лет назад и искали выход, который был бы нам по силам с точки зрения финансирования. В конце концов, приняли решение о переходе на индивидуальное отопление. На данный момент у нас там все население с автономным отоплением и вся социальная сфера: поликлиники, детсад и др. Таким образом, мы закрыли проблему. Теперь у нас в городе эксклюзив: целый микрорайон на автономном отоплении.

А если у кого-то не было денег, чтобы поставить автономку? У пенсионеров, например…

— Тогда мы ставили за свой счет. Мы выделили из бюджета порядка 600-700 тысяч, и все льготные категории были обеспечены необходимым оборудованием. Это целая программа, она длилась с марта по октябрь.

Глазами бизнеса

Генеральный директор торгово-промышленной группы «Тако» Руслан Токарь:

— Когда существовал Советский Союз, отопление привязывали к промышленникам города. Одна котельная, которая сейчас моя, принадлежала краностроительному заводу. Вторая, самая крупная, — трубному заводу. То есть эти котельные отапливали заводы и параллельно — те микрорайоны, в которых, по идее, жили работники этих заводов. При развале Союза заводы ушли в собственность частных лиц. Что касается котельной трубного завода, ее передали городу, за счет нее отапливается 60% Никополя. Что касается краностроительного завода, котельную не передавали, под нее создали отдельное предприятие. Завод отказался ею заниматься, а просто бросить ее он не имел права, и поэтому начал это предприятие банкротить. Этот процесс продолжался несколько лет. На протяжении этого периода никопольские власти договаривались об аренде котельной на отопительный сезон. Стоимость аренды составляла около 50 тыс. гривен.

Когда поднимался вопрос о банкротстве, никопольский горсовет обратился в общество кредиторов о передаче котельной в собственность города, но ему отказали. Власти не особо и настаивали, потому что не хотели получать ее в собственность. Если бы они обратились в суд, эта котельная бы автоматически перешла городу, но они этого не сделали. Поэтому котельная была подписана на реализацию и демонтаж.

В это время мы были там со своими проектами и собирались построить новую котельную, это был крупный проект стоимостью около 60 миллионов. Чтобы на время постройки город не остался без тепла, мы выкупили котельную краностроительного завода. Оказывать услуги мы не могли, поэтому предложили городу взять ее в аренду по той же стоимости 50 тысяч гривен в месяц, хоть цена эта и устарела, учитывая темпы инфляции. При этом наши ресурсы (то есть проценты по кредиту за котельную авт.) составляли около 100 тысяч, выходит, установленная цена для нас убыточна. Приобретали мы ее за цену порядка 5 миллионов гривен. Несложно подсчитать, что, согласно нынешним процентным ставкам, наши расходы составляют значительно выше 50 тысяч.

На сегодняшний день предприятие Никопольтеплоэнерго находится практически в состоянии банкротства — у него много долгов. Сергей Старун, хоть он и хороший человек, но начал с того, что разрушил всю систему горячего водоснабжения города. Теперь у него второй этап — уничтожить Теплосеть. Он лоббирует интересы мелких частных компаний, занимающихся установкой индивидуального отопления, и таким образом разбалансировал систему центрального теплоснабжения. Он просто не хочет покупать котельную, а в такой ситуации даже 30 гривен показались бы ему несоизмеримой платой.

Пока происходили переговоры, они (горсовет авт.) провели тендер на автономное отопление нескольких школ. И на эти нужды им выделили то ли миллион, то ли полтора миллиона гривен. По большому счету, это продукт отмывки денег. Можно было бы предположить, что это мои домыслы в рамках нехороших отношений со Старуном, если бы не существовал второй объект — микрорайон Жуков­ского. Это инициатива Сергея Владимировича, которая стала верхом бесчеловечности. Это небольшой район, порядка сорока высотных домов. Там та же ситуация: котельная принадлежит ниточному заводу, который обанкротился. Они могли получить ее в собственность, но вместо этого отрезали теплотрассу и за­ставили людей ставить автономное отопление. И порядка тысячи человек поставили перед фактом: или вы замерзнете, или ставьте автономку. Некоторые квартиры до сих пор остаются без тепла.

Что касается правил строительных, это невозможно делать в данных домах, потому что таким образом можно повторить пример Мандрыковской. Тем более что дома панельные, пятиэтажные, неприспособленные, а вентиляционных шахт в них нет. При этом на сессии (облсовета — авт.) Старун официально заявлял, что будущее Никополя — за индивидуальным отоплением. Зачем это делать, если можно просто модернизировать существующие котлы, и суммы для этого нужны не большие, чем сейчас они вкладывают в автономку.

Старун говорит, что вы предлагали горсовету купить котельную по цене в 17 раз выше, чем сами ее приобрели.

— Это вранье. Котельная распродавалась частями: помещение отдельно, оборудование отдельно. То есть общая стоимость состоит из стоимости здания и оборудования, причем у каждой части были разные собственники. 200 тысяч гривен, о которых говорит Старун — это остаточная стоимость одного здания. Стоимость оборудования — порядка 5 миллионов гривен. На покупку оборудования мы привлекли частично ресурсы из банка, то есть кредит — это около 500 тысяч долларов, а часть вложили своих.

Там два котла, размером в пятиэтажный дом каждый, там насосы, стоимостью по 300 тысяч гривен, задвижки по 20 тысяч гривен за единицу. То есть получается, что, по их логике, 10 за­движек адекватны стоимости всей котельной? Но Старун по-прежнему настаивает на том, что котельная стоит 200 тысяч гривен.

Мы предлагали в тот момент хотя бы компенсировать нам стоимость кредита, все остальное — это уже наши проблемы. Более того — они (городские власти авт.) не хотели не то, что покупать, они не хотели даже брать у нас в аренду эту котельную. Договор был подписан только под давлением обладминистрации.

А у вас не возникало мысли, как предлагал Сергей Старун, договориться не с «Никопольтеплоэнерго», а, например, с областью?

— Насколько я понимаю, Днепропетров­скому облсовету сейчас тоже не очень сладко. Если Старун как хозяин города не способен отопить своих людей — то какой он хозяин? Если обладминистрация возьмет на себя обязанность отопить всю область, то чем будет заниматься никопольская власть? Спасением Никополя может заняться и киевская власть. Но зачем тогда нужен мэр?

Глазами жителей

Ирина, жительница микрорайона Жуковского, молодая мама:

— Да, мы этим летом поставили автономное отопление. Потому что некуда было деваться — власти заявили о том, что централизованного теплоснабжения у нас не будет. Пришлось поэкономить, побегать за документами и все-таки поставить.

Виктор, житель микрорайона Жуков­ского, водитель:

— А куда ж деваться? Конечно, поставили автономку, на властей надеяться не приходится.

Все ли жители района так же поступили?

— А вы посмотрите по количеству труб возле окон и сразу все поймете. Вон там (указывает на соседний дом авт.) на третьем этаже установили, на втором и четвертом еще нет. В соседнем подъезде та же ситуация. Не всем же финансы позволяют.

Людмила Николаевна, жительница микрорайона Жуковского, пенсионерка:

— Да, у нас уже сделали. Но у соседей — не у всех. Обещают до Нового года, но вряд ли они уже успеют.

Правда, что пенсионерам устанавливали бесплатно?

— Да. В горсовете были специальные списки льготников. Но устанавливают в порядке очереди, до некоторых еще не дошли.

Как же они спасаются от холода? Конец декабря уже!

— Электрических обогревателей накупили, а куда деваться? От тепловых сетей же нас отрезали.

Татьяна Гонченко

Поділитися: