Трагедия двухсотлетней давности

19 грудня 2008 о 14:21 - 2252

К сожалению, юбилей восстания гетмана Мазепы почти не привёл ни к появлению новых капитальных трудов (что было бы неизбежным в любой другой стране), а популярные статьи, в основном, являлись, мягко говоря, политическими спекуляциями.

Так, одна газета поведала читателю, что во время Полтавской битвы Мазепа «отсиживался в Полтаве». (В бытность учителем истории я ставил двойки ученикам, не знавшим, что в Полтаве находился русский гарнизон, а шведы и казаки Мазепы её осаждали).

Примеры можно множить и множить, но это непродуктивно. Лучше перейдём к сути дела.

За период с конца XVI по начало XVIII века (в историческом смысле это одна эпоха) случаев, когда национальное меньшинство поднимало или пыталось поднять восстание в союзе с внешним врагом только в Европе было пятнадцать, а без такого союза – два (оба в Ирландии), что вполне логично, ибо меньшинство по определению не может иметь численный перевес, а без него победить почти невозможно. Из вождей этих восстаний ТОЛЬКО НА ОДНОГО МАЗЕПУ до сих пор пытаются повесить ярлык предателя, все остальные считаются национальными героями. И не только в своих странах! Ни один австрийский историк или деятель не рискнёт объявлять «изменниками» чешских или венгерских вождей, поднимавших восстания против Австрии в союзе с немцами, турками, Францией – кто подвернётся.

Ещё более показателен пример тех регионов, которые так и не сумели добиться независимости – Шотландия, Каталония, Сконе. Не только в самих этих землях, но и в их метрополиях – в Англии, Испании, в Швеции никто не считает предателями повстанцев этих народов, хотя их в двух первых случаях поддерживала Франция, а третьем – Дания.

Может быть, дело в том, что англичане, испанцы и шведы являются более культурными народами, чем русские? Между прочим, многими своими победами над шведами русская армия обязана бывшему шведскому полковнику Боуру. Немец из покорённых шведами немецких земель, Боур перешёл к русским, у которых стал генералом…

Почему Мазепа – «предатель», а Боур – «герой Северной войны»?

Вероятно, многие читатели будут удивлены, если я сообщу им, что, по сведениям нескольких очень солидных исторических источников, Мазепа НЕ ХОТЕЛ поднимать восстание. Он рассчитывал, угождая Петру І, продержаться до конца войны и, если Россия выйдет из неё ослабленной, написать царю «вежливое письмо» с извещением о провозглашении независимости Украины.

Россия действительно вышла из войны ослабленной, да вот Мазепа не продержался. И не мог продержаться, война приняла слишком широкий размах.

«Який нечистий його сюди несе?! – воскликнул гетьман, узнав о повороте Карла ХІІ в Украину. – Він приведе всю московську зграю!»

Кстати, а что должен был делать Мазепа, чтобы русские не считали его предателем? «Что за вопрос! – ответит читатель, – продолжать служить Петру І». Но дело в том, что Пётр требовал не чего-нибудь, а очень конкретной службы. Приказ царя (переданный через Меншикова) гласил: Мазепа должен помочь арестовать казацкую верхушку.

Представим себе, что гетман этот приказ выполнил: повязал свою собственную команду, тех, кто вместе с ним служил Дорошенко и Самойловичу, выдвигал его кандидатуру на гетманство, двадцать лет составлял его окружение – кем бы он тогда был?

В тот раз Мазепе удалось отбояриться, поскольку русских войск в Украине было немного. Но сейчас главные силы русской армии, двигаясь параллельно шведам, вступили в Украину. Само собой разумеется, что Мазепа просчитал ситуацию – это было несложно. В случае, если шведы не получат поддержки, они будут однозначно разгромлены – слишком далеко оторвались от своих баз, рано или поздно у них кончится порох. Что будет дальше – дальше можно не сомневаться – Пётр не забыл и не простил.

Он вообще не умел забывать и прощать. Никакие услуги, оказанные Петру казаками, ничего бы не изменили – слово «благодарность» для царя было звук пустой, точно так же, как и слово «невиновен». Мазепа присутствовал при знаменитом случае, когда друзья прославленного полководца Неплюе­ва ходатайствовали о его помиловании и посмели заметить, что «не ведают за ним явной вины»… Ответ был предельно ясен: «Явной его вины вы не ведаете, а тайной и мы не ведаем» (в переводе на язык более поздней эпохи: «Был бы человек, а статья найдётся»).

Следовательно, единственным шансом избежать ликвидации автономии Украины и просто физической расправы над теми людьми, которые окружали гетмана, было восстание, которое только одно и давало небольшой шанс переломить ситуацию.

Небольшой, потому что даже объединённые силы Швеции и Украины многократно уступали русской армии в численности. Россия могла позволить себе проигрывать битву за битвой – побеждённым русским было легче восполнить потери, чем победоносным шведам. Утверждать, что Мазепа не понимал этого обстоятельства – значит, оскорблять не его, а Петра, ибо получается, что царь много раз доверял решение важных военных задач полному невежде в военном деле.

Не мог гетман не оценить и того обстоятельства, что попытка Карла прорваться к Москве полностью провалилась, он не смог даже перейти русскую границу. Мазепа переходил не от слабого к сильному, а наоборот.

Однако ещё до начала восстания начало сказываться обстоятельство, которое Мазепа при всём желании изменить не мог: Карл XII чрезвычайно плохо знал ситуацию в странах, с которыми воевал. Не будучи специалистом по истории Швеции, не берусь судить, то ли шведская разведка пришла в упадок, то ли разведка доложила точно, да король слушать не стал – но Карл даже на восьмом году войны (!) имел смутное представление и о противнике, и о потенциальных союзниках.

В частности, Мазепа представлялся ему каким-то западным герцогом, имевшим в своём распоряжении регулярную армию. Карл не предупредил Мазепу заранее о своём повороте и… и у гетмана просто не было времени для подготовки восстания.

Это позволило Меншикову взять Батурин, где погибли лучшие украинские вой­ска, вместе с запасами продовольствия и пороха.

Гетманская столица пала, разумеется, не потому что среди многих тысяч защитников нашлись два предателя (они найдутся всегда и везде), а потому что подготовка города к обороне по тем временам была длительной и сложной работой. В частности, так называемые «крытые ходы» (то есть лазейки, используемые для вылазок) необходимо было забаррикадировать изнутри, а на валах возле них установить особо мощные батареи. Ни того, ни другого элементарно не успели сделать, вот почему предательство Носа и Соломахи оказалось роковым.

После уничтожения батуринских запасов от Петра требовалось только одно – избегать решающего сражения, покуда шведы не израсходуют боеприпасы, что он и сделал.

В день Полтавской баталии пушечного пороха у шведов не было вообще – четыре пушки зарядили ружейным порохом и использовали как сигнальные. У русских было сто десять орудий. Остатки ружейного пороха после года походной жизни были такого качества, что дальнобойность мушкетов существенно снизилась. Дальше, думаю, можно не объяснять.

Мазепа попытался использовать послед­ний шанс и проиграл. Так же, как проиграли Текели, Ракоци, Мазаньело и многие другие. Но с них всех клеймо «предателей» снято давным-давно.

Константин Когтянц

Поділитися: