Придется беречь здоровье. Другого выхода нет

01 грудня 2008 о 09:27 - 1248

На днях Жовтневая прокуратура «поймала за руку» работников област­ной клинической офтальмологической больницы. За операцию на глазах врачи взяли с двух пациентов 2 тысячи гри­вен, аргументировав это стоимостью расходных материалов. При проверке прокуратуры оказалось, что материалы на обе операции «затягивают» лишь на 618 гривен, более того — на складе больницы они и так были. Впрочем, коррупция в медицинских заведениях в Украине давно вошла в традицию и новинкой в подобных событиях становится не сам факт врачебного злоупотребления, а то, что должностных лиц больницы таки поймали и даже собираются наказать. Зачастую же на такие факты правоохранительные органы просто закрывают глаза. Считается, что врачам тоже надо на что-то жить.

Без перспектив

В чем-то работников медицины тоже можно понять. Если в Европе врач получает от $1.500 до $3.000 в месяц, в Америке эта цифра может доходить до $10.000 и больше, то в Украине на зарплату врача особо не разгуляешься: она составляет от 800 гривен до 2,5 тысяч украинских денег, и то заработать вторую цифру можно разве что в Киеве и только врачу высшей категории. При этом профессия далеко не сахар: когда попадаешь в любую городскую поликлинику хотя бы на час, такого успеваешь насмотреться, что мало не покажется, а врачи в таких условиях вынуждены работать всю жизнь.

Ректор Днепропетровской государственной медицинской академии Георгий Дзяк даже не удивляется, когда, получая на протяжении 6 лет академические знания, а потом еще отучившись 2-3 года в интернатуре, выпускники академии все же не идут работать в медицину. «Когда молодой человек, имеющий семью, получает за свою работу 780 грн., я не могу осуждать его решение сменить профессию», — говорит Дзяк.

Есть много и других «подводных камней». Как жаловалась в начале ноября начальник главного управления здравоохранения Днепропетровской облгосадмини­страции Валентина Гинзбург, профзаболеваемость медицинских работников в 30-50 раз выше, чем в химической промышленности. Как утверждает чиновница, за период с 1993 по 2004 год в Украине зарегистрирован 661 случай, когда медработники получили за­болевание при исполнении своих обязанностей. Валентина Гинзбург отмечает, что наиболее  частыми профзаболеваниями, которым подвержены медработники, являются инфекционные болезни, в частности, туберкулез.

В результате — катастрофическая нехватка специалистов медицинской сферы. По данным журнала «Корреспондент», в одном только Киеве не хватает 2,5 тысяч врачей. В целом по Украине требуются целых 48 тысяч медработников. Что касается нашей области, по словам Валентины Гинзбург, уровень укомплектованности больниц врачами составляет 76-78% от необходимого. В некоторых сельских районах эта цифра доходит до 50%. В отдельных рай­о­нах на 30-40 тыс. населения работает 1 педиатр, 2 гинеколога. Как итог — недостаточное внимание к пациентам и некачественное лечение, ведь врачей на всех просто не хватает.

Можно понять и рядовых граждан. При всем искреннем сочувствии к медработникам и условиям их работы, они хотят жить. А еще — реализовать свое конституционное право (ст. 49 главного закона Украины) на качественную бесплатную медицинскую помощь. Тем более что безвозмездность нашей медицины также оговаривается специальным решением Конституционного суда от 29 мая 2002 года.

Есть одно исключение: в 1996 году Кабмин утвердил список платных услуг, которые могут предоставляться государственными медучреждения­ми. Содержит он, ни много ни мало, 32 пункта. Считается, что это болезни, которые не угрожают здоровью, но в список платных услуг, кроме вполне понятных массажа, косметической хирургии или абортов, попали также довольно неожиданные. Например, право на бесплатную медицину не относится к лечению бесплодия, венерических заболеваний и больных с сексуальными расстройствами. И при этом наше государство утверждает, что борется за повышение рождае­мости! Правда, в списке нет флюорографии, приема анализов и еще многих мелочей, которые по закону должны быть бесплатными, но на деле оказываются оплачиваемыми.

Где умерла — там и похоронили

Состояние нашей отечественной медицины нетрудно оценить, побывав хотя бы в одном госучреждении такого типа. Не имею предвзятости ни к одной городской клинике, но под руку попалась горбольница №15. Туда я и отправилась, чтобы оценить обстановку.

В коридоре встречаю пациентов. Притворилась «шлангом» и спрашиваю: а почем нынче медицина для народа? И тут мне рассказали много интересного. Сам прием, к счастью, пока остается бесплатным. Но чтобы сделать флюорографию, нужно платить за пленку. Чтобы сдать анализы, тоже нужно сделать добровольно-принудительный взнос. Та же ситуация с бинтами, перчатками и любыми расходными материалами — их приходится покупать самостоя­тельно. Как сообщил мне по секрету один из представителей медперсонала, пленку для снимков больница получает бесплатно целыми пачками. С пациентов при этом берут по 20 гривен за снимок; куда деваются потом эти деньги, догадаться несложно.

«Когда я лечила уши, — делится опытом одна бабулька в коридоре больницы, — врач попросил принести сырое яйцо, чтобы взять из него какую-то пленку и вставить мне в ухо. Предварительно сказал, что это обойдется в 30 гривен. А уже после того, как поставил, заявил, что это стоит 40».

Один из врачей, который по понятным причинам пожелал остаться неназванным, провел в свой кабинет и продемон­стрировал обстановку: «Вот этот стол привез я. Занавески тоже мои. Моющие средства и простыни приношу из дома. А таких урн на больницу выдали бесплатно 20 штук, врачам же пришлось заплатить за них по 28 гривен из своего кармана». Доктор поясняет: «Такая ситуа­ция в каждом кабинете — кто как может, так своими силами и обставляет собственное рабочее место. Хотя больнице, пусть небольшие, но средства все же на это выделяются».

Еще одним способом подработать является сотрудничество врачей с фармакологиче­скими компаниями и аптеками. Для таких целей специальные люди ездят по больницам и предлагают договориться: врачей просят выписывать рецепты на определенное дорогостоя­щее лекарство, а в качестве вознаграждения они получают свой процент от продажи. Выходит, что, получая рецепт на то или иное лекарство, больному стоит только гадать: действительно ли оно может помочь, или просто врач решил подзаработать? «Одна моя коллега таким образом до 4 тысяч гривен в месяц получает», — говорит все тот же врач. Спрашиваю у него, виновата ли в этом мизерная зарплата медработников, и получаю ответ: «Даже в тяжелых условиях можно оставаться человеком».

В довершение ко всему, один из членов персонала больницы указал на еще одну диковинку: прямо на территории поликлиники похоронена женщина! И даже показал место захоронения: возле забора, под деревом, недалеко от стационарного корпуса действительно есть маленький горбик. Те, кто работает в учреждении уже давно, рассказывают, что здесь покоится женщина без определенного места жительства, которая когда-то умерла на одной из коек этой же 15-й больницы. Говорят, что первый год могилку даже навещал неизвестный родственник: перио­дически приходил с цветами. Руководство утверждает, мол «Все нормально, это с разрешения милиции». Вот так вот. 

***

И ведь больница такая не одна. Подобная ситуация — практически во всех лечебных заведениях области и даже страны. Единственный способ не стать их жертвой — тщательно беречь здоровье, ведь от посещения больниц в памяти обычно остаются просто жуткие воспоминания. 

Одна из таких «больничных» историй уже несколько лет не выходит из головы. Когда мой семидесятилетний родственник лежал в тяжелом состоянии в одной из городских больниц, родные принесли ему передачку — фрукты. На тумбочке возле койки лежал апельсин и несколько яблок. Из вежливости он предложил медсестре: «Угощайтесь». Девушка, не долго думая, смела все фрукты со стола и унесла, даже без «Спасибо». И подумалось: зарплата тут не при чем. Тут проблемы с совестью.

Татьяна Гонченко

Поділитися: