Царство ЛЖИ

07 листопада 2008 о 10:01 - 1405

«Экономикой называется псевдонаука, рассматривающая иллюзорные отношения субъектов,

 в связи с галлюцинаторным процессом их воображаемого обогащения».

Виктор Пелевин, «Generation P»

 

Глобальный экономический кризис является не столько болезнью экономической, сколько ментальной. Он представляет собой последствия давно уже назревшего кризиса так называемого рационального, прагматического мышления, которое, по сути, является мышлением псевдорациональным и псевдопрагматическим.

Ничего из ничего не бывает. Но именно попытка получить как можно больше «всего» из этого самого «ничего» показала, чего на самом деле стоят так называе­мые ценности либеральной рыночной экономики. Конечно, рассуждать на подобные темы неспециалисту в экономической сфере не совсем корректно. Но если «выдающиеся» финансисты и министры, доктора наук и магистры, так называемые «нобелевские лауреаты по экономике» прохлопали ушами финансовый коллапс, то альтернативный взгляд на эту проблему как минимум не повредит. К слову, Альфред Нобель никакой премии по экономике в своем завещании не указывал, поэтому существование так называемой «Нобелевской премии по экономике» не более чем фальшивка, попытка воспользоваться чужим именем для поднятия собственного престижа.

Всё началось с ипотечного кризиса в США, суть которого состояла в следующем. Банки выдавали кредиты под залог жилья, которое имело определённую цену. На первый взгляд всё чисто, никаких признаков финансовой пирамиды. Далее происходило следующее. Банки значительную часть своей прибыли, в том числе и от постепенного возврата кредитов, вновь предо­ставляли для очередных заёмщиков и тоже под залог приобретаемого жилья. В связи с этим спрос на жильё позволял расти ценам на него, но не его реальной стоимости. Однако в какой-то момент значительная часть заёмщиков оказалась неплатежеспособной. Вроде бы ничего страшного, ведь кредиты выдавались под залог жилья, и банки получили в своё распоряжение дорогую недвижимость. Да вот незадача, такой недвижимости оказалось очень много. В результате чего цены на нее рухнули. И оказалось, что кредит, выданный под залог жилья, которое вначале оценивалось, например, в 400 тыс. долларов, оказался залогом в 200-150 тыс. долларов. Дальше — больше.

В чём же причина такой ситуации? А она проста. Современная экономика абсурда привыкла делать деньги из воздуха и перестала оперировать таким понятием как «стоимость», повсюду заменив его понятием «цены». В результате чего товары, которые имеют невысокую стоимость, продаются по бешеной цене. Раньше цена на товар слагалась из таких основных компонентов: стоимость сырья, зарплата рабочим, энергоза­траты, прибавочная стоимость. Все показатели, кроме последнего, составляли себестоимость товара. А прибавочная стои­мость — это та самая небольшая наценка на товар, вследствие которой собственник средств производства получал прибыль. В настоящее время помимо прибавочной стои­мости цена формируется огромным количеством других затрат и наценок: кредиты и проценты, затраты на рекламу и продвижение товара на рынок, услуги маркетологов и т.п. Это раньше сапожник делал сапоги в своей мастерской и тут же продавал их. Сейчас, прежде чем товар попадёт в руки покупателя, он проходит несколько посредников, каждый из которых, желая получить прибыль, делает очередную наценку. В результате чего при формировании цены товара он получает не одну прибавочную стоимость, а несколько. Получается, что в непосредственном производстве товара принимает участие сравнительно немного людей, а вот в его продаже задействовано ого-го сколько народу. Почему?

Потому что в результате культа потребления производится огромное количество ненужного товара. И проблема не в том, чтобы его произвести, а в том, чтобы всеми правдами и неправдами продать. Драматизм ситуации заключается в том, что значительная часть простых людей занята в производстве таких товаров. В кризисные периоды такие товары обесцениваются, и спрос на них падает. В результате без средств к существованию может остаться множество простых людей. Ярким примером этого является кризис нынешней автомобильной индустрии, особенно в США. Многие потенциальные покупатели вдруг осознали, что свет клином не сошёлся на новом автомобиле, и его приобретение можно отложить на год, на два или вообще отменить. Это, конечно, не означает, что мир должен отказаться от автомобилей вообще. Просто данная ситуация показала, что мир может спокойно обойтись без такого количества автомобилей. И это касается не только автомобилей, это касается всего, кроме самых насущных потребностей. Например, наименьшие убытки в результате нынешнего кризиса понесут производители продуктов питания. Оно и понятно — кушать хочется всегда и от этого никуда не деться. А вот для тех, кто привык делать деньги из воздуха, настают трудные времена — в Западных странах уже начались увольнения «белых воротничков», т.е.  банковских служащих, финансистов, маркетологов и т.д. Интересно, неужели после всего этого в наших ВУЗах останутся высокие конкурсы на такие специальности?

Нынешняя экономика — это не экономика производителей, это экономика торгашей. Всё чаще происходит торговля абстракциями, часть которых выдают за услуги. Одним из таких видов оболванивания является кредитование. Кто-то возразит, что без кредитования невозможно приобрести дорогостоящие товары, например, жильё. Но проблема как раз в том, что массовое кредитование приводит к непомерному росту цен и инфляции. Начавшееся несколько лет назад массовое кредитование в нашей стране бьёт в первую очередь по тем людям, кто умеет правильно распоряжаться деньгами, а не по тем, кто привык их транжирить, даже при относительно небольшом заработке. Лет 6-8 назад семья из двух работающих человек могла накопить сумму на покупку пусть даже 2-комнатной хрущёвки за 5 лет. Нынешнее массовое кредитование привело к такому росту цен на недвижимость, что такой семье понадобится копить деньги лет 15-20, либо влезать в кредитную кабалу на 25-30 лет, которая ещё неизвестно чем может закончиться. Одним словом, кредиты придуманы для тех, кто не хочет контролировать свои потребности.

Начали скулить и те, кто занимается разграблением природных ресурсов. Здесь тоже интересен процесс ценообразования. Например, несколько лет назад нефтедобытчики неплохо зарабатывали, когда нефть продавалась по 40 долларов за баррель. Теперь они утверждают, что цена в 60-70 долларов их не устраивает. Что это означает? Это означает плохую привычку к сверхприбылям.

Привычка получать сверхприбыли подавляющим меньшинством людей на этой планете является одной из основных причин того, что мы видим. Это касается не только экономики, это касается экологии, здравоохранения, культуры, моральных ценностей. Почему за мазню какого-то «художника» одни выкладывают миллионы, в то время как другие не могут свести концы с концами? Воистину правы те, кто утверж­дает, что этот мир знает всему цену, но не знает ничему ценности.

Разразившийся кризис во многих странах начали гасить государственными вливаниями, что привело к возмущению многих налогоплательщиков. Получается, что мошенничество одних вынуждены оплачивать другие. А сами мошенники не понесут за это никакого наказания.

Необходимо отделить понятие цены и экономической эффективности от вещей са­кральных и неприкосновенных: природы, здоровья, морали и т.д. А то уже имеют место попытки создать всякого рода извращённые науки, например, экономику окружающей среды. Но кто из новоявленных адептов этой науки ответит, какова реальная ценность и стоимость, а не цена, навсегда уничтоженных человеком видов организмов?

Многие экономисты считают себя людьми передовыми и современными, но никак не хотят понять, что либеральная экономика с её лживым прагматизмом и рационализмом себя изжила. Она не способна отвечать на те вызовы, которые стоят сейчас перед человечеством. Надвигающаяся экологическая катастрофа — ярчайший тому пример.

Отзывы на статью можно прислать на ecologist@ukr.net

Алексей Бурковский

Поділитися: