Укрощение строптивого

10 жовтня 2008 о 09:08 - 2067

Полицейский находится на своем месте не для того, чтобы  создавать беспорядок;

полицейский находится там, чтобы поддерживать беспорядок.

Ричард Дейли, мэр Чикаго

 

Сейчас в Украине проходит широко озвученная Министерством внутренних дел в СМИ кампания по пресечению нелегального вывоза из страны ее жителей. Для этих целей даже созданы специальные подразделения. На деле получается, что беспрепятственно вывезти, например, ребенка можно элементарно. Более того, никакой кары за это никто не несет.

Рядом с закрытыми воротами всегда есть открытая калитка

Вообще-то законодательством Украи­ны четко определен порядок вывоза несовершеннолетнего за рубеж. Для этого необходимы, кроме документов взрослого сопровождающего, свидетельство о рождении и разрешение родителей, даже находящихся в разводе.

Где мытьем, где катаньем, уговорами и часто финансовыми вливаниями одна из половин бывшей супружеской пары пытается уговорить своих экс-возлюбленного(-ную) дать разрешение. Доходит даже до суда.

Так, например, поступила гражданка Светлана Белая в прошлом году, пытаясь в судебном порядке заставить своего бывшего мужа дать разрешение на вывоз сына за границу. Не достигнув цели, Светлана Николаевна пошла другим путем.

21 июня нынешнего года Олегу Белому позвонил по мобильному телефону сын и сообщил, что с мамой уезжает в Россию и очень боится снятия с поезда в Харькове.

Парень зря опасался — у мамы все документы были в порядке, включая заверенное нотариально разрешение на выезд сына за пределы Украины, подписанное… бывшим мужем Олегом Белым, который, будучи в трезвом уме и здравой памяти, ни сном, ни духом об этом не ведал.

К слову, Белая неоднократно с 2005 года вывозила их общего сына в Россию, неоднократно используя его вывоз для шантажа, в т.ч. материального.

Когда в течение месяца мобильный телефон сына не отвечал на вызовы, Олег Юрьевич, беспокоясь о сыне и стремясь прекратить незаконные вывозы ребенка в Россию, 21 июля обратился в прокуратуру Днепропетровской области с заявлением.

Г-н Белый вполне логично предположил, что вывоз ребенка из Украины осуществляется при помощи поддельных документов, т.е. в действиях бывшей супруги  имеются признаки ст. 358 УК Украины (подделка документов, использование поддельных документов).

Прокуратура области оперативно переслала заявление в прокуратуру Бабушкинского района, оттуда оно было перенаправлено 1 августа в Бабушкинский РОВД Днепропетровска для принятия решения в порядке ст. 97 УПК Украины.

Согласно этой статьи, правоохранители обязаны принять одно из решений: возбудить уголовное дело; отказать в возбуждениии уголовного дела; направить заявление или сообщение за принадлежностью. Одновременно принять все возможные меры для предотвращения преступления или прекращения его.

Странно, но письмо из райпрокуратуры в райотдел, по утверждению работников  Бабушкинского РОВД, в пределах одного городского района кочевало целых 12 дней!

Все в руках человека, но не всегда известно, какого

Увы, ничего из предписанного законом работниками Бабушкинского РОВД Днепропетровска сделано не было.

В райотделе милиции Олега Юрьевича опросили и он пояснил, что сына могла еще вывезти и ввезти в страну его бабушка, гражданка России Анна Берлянд.

Далее из РОВД в Харьковский пограничный отряд направили письмо, в котором просили сообщить информацию о пересечении границы гражданкой Белой с сыном.

На тот момент Белый О.Ю. уже относительно успокоился по поводу сына, поскольку он перезвонил отцу из Наро-Фоминска Московской области, но, тем не менее, считал, что милиция сделает все необходимое для прекращения нарушений его прав, предусмотренных статьями 141, 157 Семейного Кодекса Украины, попирания Закона Украины «О порядке выезда из Украины и въезда в Украину граждан Украины» и, в конце концов, выяснит, каким образом его сына вывозят за границу Украины и кто способствует этому преступлению.

А вот у мамы, вывезшей ребенка незаконно за границу, которая благополучно пребывала в Днепропетровске весь август и даже работала, инспектор службы по делам несовершеннолетних Олег Журавель взять объяснения не спешил: зачем выполнять действия, предписанные законом в установленный этим законом срок и способствовать раскрытию преступления? Дождавшись, пока мальчик появится в родных пенатах, пригласил родительницу. Преступное бездействие или халатность? Судя по нижесказанному — первое.

Собственно, Светлана Белая, которая явилась в РОВД с представителем, могла на его вопросы о себе, согласно Конституции, не отвечать. Но сделали хитро и по-другому. Старший лейтенант превратился в журналиста, подающего информационный запрос, и продиктовал представителю Белой  вопросы, с которыми приглашенные удалились.

Спустя несколько дней он получил ответы в письменном виде, в которых утверждалось, что разрешение ей вручил бывший муж в школе сына еще в мае, а после возвращения ребенка из России она заверенный нотариально документ за ненадобностью выкинула. Кто заверял доверенность, она не помнит. Все! Концы если не вводу, то в мусор были спущены точно.

А поскольку доверенности уже не существует, то, по версии Журавля, поддержанной его руководителем Андреем Шигиным и начальником райотдела подполковником милиции Владимиром Мораром, «установить объективные данные, указывающие на наличие в действиях Белой С.Н. признаков уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного ст.358 УК Украины, и любого другого противоправного действия, не становится возможным», — что и указано в предельно вежливом  письме за подписью последнего.

А как быть с Единым реестром доверенностей, где фиксируется любой заверенный нотариально документ под конкретным номером?

Младший офицер милиции Олег Журавель заявил автору этих строк, что без возбуждения уголовного дела, для которого нет оснований, запрос в областное управление юстиции делать запрещено.

А вот старший офицер милиции Владимир Морар в беседе со мной утверждал, что такой запрос очень даже возможен. Но вот одна заковыка: все никак не получат ответ от харьковских пограничников, в котором должны содержаться сведения собственно о предъявленном то ли Белой, то ли Берлянд разрешении, а также фамилия нотариуса. Бред? Ведь это выглядит примерно так же, как переписывание данных паспорта у каждого, пересекающего кордон Украины с Россией.

Между тем, ранее, не особо уповая на ретивость местных правоохранителей, Олег Белый обратился 17 июля к харьковским пограничникам, которые оперативно ему ответили 24 июля, что «у разі виявлення у пунктах пропуску через державний кордон України гр. Білой та ії сина Вас буде проінформовано», а вот на официальный запрос Бабушкинского РОВД, со слов его работников, почему-то не отвечают.

К слову, буквально сразу после пресс-конференции 23 сентября министра внутренних дел Юрия Луценко было принято решение об отстранении начальника Бабушкинского районного отделения милиции Владимира Морара от выполнения обязанностей на время проведения служебного расследования о причаст­ности сотрудников днепропетровской милиции к функционированию трех нарколабораторий. Общался же автор этих строк с «отстраненным» начальником 25 сентября в его служебном кабинете. Видимо, за два дня наши доблестные пинкертоны с завидной оперативностью установили его непричастность.

Забавно, но когда автор этих строк предложил и Журавлю, и Морару назвать все реквизиты нотариуса, выдавшего доверенность, и тот, и другой, скромно опустив глаза, твердо отказались. Надо полагать, если бы я официально написал заявление о преступлении (подделка документов) нотариуса, его бы тоже потеряли… за ненадобностью?

Вот только жаль, что  направлен заявителю о преступлении, вместо копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, был «вывод о результатах проверки», который нельзя обжаловать в установленном законом порядке. И отсутствие копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела лишает его гарантированного Конституцией Украины и УПК права на обжалование этого решения в порядке и в сроки, предусмотренные ст.ст. 99-1, 236-1 УПК Украины, а также обжалование противоправного бездействия правоохранителей путем непринятия должных мер для пресечения преступления.

Пока одни уповают на право, другие устраивают дела налево?

Занимаясь журналистскими расследованиями не один год, автор этих строк заметил одну закономерность, установленную, впрочем, уже давно: раскрытие резонансных уголовных преступлений, как и «висяков», связаны в определенной степени с ростом благосостояния людей в погонах, непосредственно имею­щих к расследованию отношение.

Например, практически все ограбления банков в Украине раскрываются, поскольку априори опера и следователи, не говоря уже об их руководстве, могут рассчитывать на официальное и неофициальное вознаграждение.

И, наоборот, нераскрытие резонансных преступлений, а попросту говоря, сокрытие виновных, тоже приносит свои, и неплохие, дивиденды.

Если допустить, подчеркиваю, только допустить вероятность того, что запрос о сведениях из Единого реестра доверенностей из Бабушкинского РОВД торпедирован «вечнозеленой валютой», то становится совершенно понятным отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Белой С.Н. за подделку документов и отправка материалов проверки в архив.

А чем, наконец, можно объяснить заявление экс-тещи Белого, которая, узнав о причинах вызова ее дочери в райотдел милиции, по телефону прямо угрожала Олегу Юрьевичу «не пожалеть денег, чтобы его посадить?»

Кстати, злые языки утверждают, что арестованная за оформление незаконных сделок с квартирами нотариус не покончила жизнь самоубийством в СИЗО, а ей «помогла», чтобы не сказала лишнего, бывшая «крыша» из правоохранительного ведомства.

Бизнес на незаконном вывозе людей за кордон весьма прибылен. Между тем, среди нотариусов, как, впрочем, и среди милиционеров, журналистов (да-да), прокуроров и чиновников различных рангов, можно встретить людей нечистоплотных. И достаточно за определенную сумму получить нотариально заверенное разрешение на выезд человека за границу, и никто уже ничего сделать не сможет или не станет (см. выше). А если и станет, то опять же за вознаграждение от заинтересованной стороны. Лучше, конечно, сразу от обеих и многократно.

Вырисовывается определенная, хорошо апробированная схема: заказчик — исполнитель — нотариус. Далее, если вдруг от кого-то, родственников, например, поступит информация о пропаже ребенка, его долго будут искать в пределах Украины. Вы не замечали, сколько детей бесследно исчезает в Украине? Сотни, если не тысячи, за один год! Находят единицы.

Между тем только с 1 января по 26 сентября 2008 года пограничники одного Харьковского пограничного отряда «по вине родителей, не предоставивших необходимые документы», не разрешили выезд 335 детям, задержали за незаконное пересечение границы 522 человека, выявили 2039 незаконных мигрантов, задержали с поддельными(!) — 37, с чужими(!) — 9, с недействительными документами — 588 человек.

У гражданки Светланы Белой и, надо полагать, десятков, сотен  других, все было в ажуре…

Владимир Овдин

Поділитися: