Геймерство: свет и тень виртуального мира

26 вересня 2008 о 09:08 - 1297

Тема игромании в последнее время становится все более актуальной. К этому явлению часто приписывают и увлечение компьютерными играми. Тем временем, cо стремительным развитием информационных технологий, темпа жизни в цивилизованном мире и растущей доступностью глобальной сети Интернет так же стремительно у мониторов подрастает новое поколение людей столь «широкого» масштаба мышления, что предыдущим поколениям такое вряд ли снилось, и теперь границы государств, национальностей, религий стираются в круговерти форумов, чатов и онлайновых игр: «Бойцовский клуб», «Starcraft», «Everquest», «Lineage»… Выбор безграничен, и многие подростки, и даже вполне взрослые люди этот выбор делают, нажимая на кнопку «Пуск» на системном блоке.

Но прежде чем мы начнем с вами разбираться в дебрях игр онлайновых, поговорим об играх как таковых, всех мастей и разновидностей.

«Игра — вид непродуктивной деятельности, мотив которой заключается не в ее результатах, а в самом процессе» — это основное значение термина, предлагаемое Советским Энциклопедическим Словарем.

Непродуктивно, но с удовольствием потратить время можно за играми настольными (представляет собой колоду игральных карт), мобильными, консольными (консоль — игровая платформа, приставка Playstation, X-box и т.д.) и, собственно, компьютерными.

Те, кто делают это особо увлеченно, принципиально, а порой и фанатично, относятся к отдельной касте, имя которой «геймеры» (с англ. game — игра). Геймер не имеет определенной национальности, вероисповедания, пола или социального статуса. Как правило, он обладает массой свободного времени (даже на рабочем месте), и порой — значительными финансами.

 

КСТАТИ

Зачастую диск с оригинальной, не пиратской игрой может стоить порядка $20-70. А объем продаж виртуальной экипировки (через Интернет, в онлайновых играх) — оружия, денег, готовых персонажей, по данным исследований американского экономиста Эдварда Кастроновы, еще в 2004 финансовом году составил примерно $100 млн., что вполне сопоставимо с внутренним валовым продуктом небольшого государства.

 

Но все же, главная отличительная черта истинного геймера — это безусловная любовь к той бесконечной свободе и разнообразию, которые так щедро предоставляют создатели виртуальных игр и которые порой не столь доступны в жизни реальной — например, возможность стать участником «Формулы-1», или полетать на драконе…

А потому, можно смело назвать мир игр не просто «виртуальной», но и «альтернативной» реальностью. Разнообразие этой самой альтернативы также неисчерпаемо, как и RL (с англ. Real Life — реал, реальная жизнь, — словарь геймера). Входной билет в эту реальность — техническое устройство, на котором можно играть — любой геймер волен выбирать не только по размеру своего кошелька (начиная с б/у PS2 (Playstation) за 300 грн., заканчивая специально усовершенствованным ПК с почти совершенной видеокартой, наличие которой дарит возможность лицезреть микроскопические морщинки на лице любимого героя, а это, поверьте, очень важно, ведь любой геймер, что бы вы о нем не думали — эстет), но и, как бы дико это не казалось простому смертному — по философии…

Некоторым доставляет почти моральное удовольствие счастье двумя руками сжимать изогнуто-обтекаемую поверхность джойстика, и ни за что на свете они не готовы променять его на широченную клавиатуру, по которой приходится распластывать разгоряченные руки, неудобно растопыривая пальцы. И это — та причина, по которой они никогда не перейдут в лагерь писишников (писи — от personal computer, в дальнейшем — ПК), изменив консоли. Эти два лагеря — почти враждующие, благо, хоть исключительно идеологически. И источник вражды — не только тактильное удовлетворение. Все намного глубже.

Не всякая консольная игра добирается до жестких дисков ПК, т.к. ряд девелоперов (специалистов, занимающихся обнаружением, развитием и совершенствованием бизнес-процессов в целом — ред.) работает исключительно на консоли, или ПК, а значит — возможность играть в ту или иную игру ограничена выбором средств. Некоторые игры издаются как для ПК, так и для игровых платформ, по воле всемогущих издателей, желающих порадовать как можно больше пользователей, или «срубить зелени» — ненужное зачеркнуть. Ну, а поскольку в некоторые игры априори нельзя играть на платформе, то их фэны навсегда останутся верны ПК. Например, MMOG-игры (с англ. — Massively Multiplayer Online Game — глобальная многопользовательская игра) подразумевают соединение с Интернетом, которое консоли не имеют.

Виртуальные игры — это не только предмет повышенного внимания работников определенной сферы здравоохранения и озабоченных времяубиением своими чадами родителей, но еще и «ценный мех». Очень ценный. И если вы до сих пор считаете игры исключительно пустой тратой времени, то глубоко заблуждаетесь. Кибериндустрия — это мощная индустрия, а значит — производство, и, иже с ним — потребление. И дабы заинтересовать все более требовательного потребителя, девелоперы трудятся над созданием продукта не просто усердно-творчески — прямо-таки самозабвенно. Материалом для сюжетов игр становятся произведения классиков мировой литературы (например, направление Лавкрафт), комиксы, аниме, художественные фильмы, значительные исторические события. Кстати, как ни странно, но и сами игры впоследствии становятся материалом для экранизации — «Обитель зла» с Милой Йовович, «Сайлент Хилл», «Мортал Комбат» и другие. А музыкальное сопровождение отдельных игр порой становится не только инструментом создания определенной игровой атмосферы (например, обволакивающий эмбиент), но и объектом восхищения и вдохновения меломанов и музыкантов, далеких от мира игр.

Должный уровень реалистичности альтернативного мира достигается разработчиками соблюдением законов физики и приданием невероятной интерактивности окружающему миру (каждую вещь можно потрогать, передвинуть), и тогда грань между реальностью и вымыслом поистине стирается — посредством отличной графики и уровнем детализации, до последнего пикселя. Качество визуальных эффектов в некоторых играх настолько высоко, что порой сложно оторвать взгляд от мельчайших деталей экипировки, складок кожи на лицах бойцов, фантасмагорических, либо откровенно кинематографических пейзажей — буйной растительности, различных погодных эффектов, правдоподобности движений героя.

Игровой мир изобилует многообразием жанров — от не требующих перевода action, strategy до сакрально зашифрованных  RPG (Role Playing Game), RTS, TBS, MMORPG (Massively Multiplayer Online Role Playing Game — глобальная многопользовательская  онлайновая ролевая игра), Horror Survival (ужасы). Продолжают  список жанров — гонки, экшены, адвенчуры (adventure — приключение), «стрелялки». И это далеко не полный список.

Разбираться в таких подробностях и не только в них опытному геймеру не составляет особого труда. А для того, чтобы самый закоренелый скептик разуверился в убеждении, что играют в виртуальные игры только бездельники, стоит лишь раз пробежать взглядом тексты из многомегабайтного архива на одном из триллионов фан-сайтов любой онлайновой игры. Фантастические миры — обитель эльфов, орков, гномов и прочего народонаселения таких игр как Lineage, Wow (World of Warcraft) и пр. — это не просто полигоны ведения виртуальных войн, или удовлетворения юношеских амбиций, но и место глобального общения с себе подобными.

Мир виртуальных игр породил такое явление, как киберспорт. И пусть многие не отнесутся серьезно к этому термину, тем временем, по всему миру, в том числе в Украине, и в Днепропетровске в частности, проводятся турниры, в которых участвуют как отдельные игроки, так и сборные команды. На таких турнирах может быть заявлено от 1 до нескольких игр, а призовой фонд, например, по СНГ — в «Открытом Кубке «Планета-Х» по Counter-Strike» еще в 2006 году составлял $10.000. Хотя, например, в Бразилии такой турнир не мог бы состояться вообще, т.к. там Counter-Strike и такая игра как Everquest запрещены на государственном уровне. По мнению бразильских властей, эти игру пропагандируют насилие и вредят здоровью игрока. Кстати, солидарны с этой идеей и власти Японии — там правительство запретило владельцам инет-клубов открывать их вблизи учебных заведений и дошкольных учреждений.

Если говорить о негативном влиянии виртуальных игр, то оно несомненно имеется, но дабы быть максимально объективными, мы не станем ссылаться ни на мнения маститых психологов, ни даже спорить со скептиками. Рассудим здраво: реал, излагаясь языком геймеров, есть реал, и насилие, агрессия, моральная деградация встречаются в нем, этом самом реале, на каждом шагу, прямо сказать, порой сыплются как из рога изобилия. На экранах телевизоров так много насилия и жестокости, что обвинить создателей игр в их пропаганде было бы несколько резко. Да, не секрет, есть игры, изобилующие реками крови и горами трупов, но за лицензионный диск с игрой нужно еще заплатить энную денежку, а фильмы ужасов, боевики и новости — доступны к просмотру ежедневно, и абсолютно бесплатно, в том числе детям с неокрепшей психикой.

А к тому же, виртуальные игры — это не только кровь и вампиры на экране, это — потрясающей самое искушенное воображение красоты фантастические миры, в которых живут эльфы и есть место чудесам, пасторальным ландшафтам, и седативные трели из саундтреков.

Еще один аргумент в защиту компьютерных и видеоигр — это тот факт, что для взрослых людей, в них играющих, ужас мистической атмосферы на экране — это просто развлечение. Тот, кто просиживает часами у монитора, разделываясь с монстрами или наркоторговцами, выплескивает напряжение, накопившееся за день, и вряд ли пойдет делать это на улицу — дома уютней, а за окном — сыро и идет дождь.

Представители церквей различных конфессий и психотерапевты никогда не согласятся с этой точкой зрения, но наша задача — взглянуть на проблему более масштабно, а не спорить с авторитетами.

Мы не отрицаем тот факт, что имеют место случаи, когда подростки, окончательно потерявшие грань реальности, настолько увлекаются виртуальными играми, что прогуливают школу или институт, но значит ли это, что виной тому — только игра?

Не перекладываем ли мы собственную ответственность за воспитание безответственных чад на «внешнее зло», когда у подростка попросту отсутствуют другие интересы? И сколько бы крови не лилось в очередной «стрелялке», окончательный выбор — потратить ли время реальной жизни на нее — это выбор самого человека.

Елена Максимец

Поділитися: