Молчать, я вас спрашиваю!

01 серпня 2008 о 08:21 - 1134

Олена Гарагуц


Открытое письмо в средства массовой информации о прошедших «общественных слушаниях» по вопросу повышения тарифов на водоснабжение и водоотвод.

«Общественные слушания» (кавычки тут просто необходимы) по поводу повышения тарифов на воду 18 июля подтвердили, что местная власть считает народ быдлом.

Уже в холле я заметил, что какие-то люди подходят к сотрудникам водоканала (их было несколько сот) и дают им что-то переписать. Поскольку любопытство — главное качество журналиста, я заглянул в одну из шпаргалок и увидел, что это — вопросы к докладчику, но вопросы на уровне «…а правда, что 2Х2 = 4?». То есть сценарий предусматривал заполнить время словесной жвачкой.

 

Для начала следует заметить, что ни один из сидевших в президиуме не был туда избран. Они просто пришли и сели в президиуме, как будто им это положено от рождения, будто они — члены дома Романовых, а мы — бесправные подданные. Даже в советское время президиум, хотя бы для приличия, избирали, даже Брежнев сначала садился в зале, а в президиум проходил после голосования. (Большинство «членов президиума» даже и не представилось. Сели в президиум и молча надували щеки, как Киса Воробьянинов). Никем не избранный «председатель» Медведчук (заместитель городского головы Днепропетровска Владимир Медведчук, который отвечает за жилищно-коммунальное хозяйство города — ред.) принялся приказывать, не имея на это никаких юридических прав. Когда он попытался не дать слово представителям оппозиции — гражданам и представителям общественных и политорганизаций, пытающимся дать отпор водомафии — для внесения предложений по порядку ведения собрания (что является прямым нарушением Консти­ту­ции), я понял три вещи: 1) на этих слушаниях получит слово только тот, кто возьмёт его сам; 2) у меня есть чёткие юридические основания не подчиняться Медведчуку. Это — принцип равенства граждан перед законом. Если бы президиум был избран, а регламент проголосован, я был бы обязан подчиняться и тому, и другому. УСТНЫМ ПРИКАЗАМ ГРАЖДАНИНА МЕДВЕДЧУКА ДРУГИЕ ГРАЖДАНЕ ПОДЧИНЯТЬСЯ НЕ ОБЯЗАНЫ. Именно наличие у меня твёрдой юридической почвы под ногами не позволило зампреду реализовать свою угрозу — приказать милиции задержать меня, хотя по звонку дамы из президиума в зал вошли два милиционера. Однако в случае задержания я бы подал в суд — вплоть до Страсбурга — и в суде всплыл бы вопрос: а что я нарушил? Устный приказ Его Превосходительства аж самого Медведчука? Не звучит.

Здесь необходимо лириче­ское отступление. За два дня до того я разбирался с жалобами жильцов улиц Фабрично-Завод­ской и Уральской, где были кражи со взломом. МИЛИЦИЯ ПРИЕХАЛА ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ ЧАСОВ ПОСЛЕ ВЫЗОВА. НЕУЖЕЛИ КРИТИКА МЕДВЕДЧУКА — БОЛЕЕ СТРАШНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, ЧЕМ КРАЖА СО ВЗЛОМОМ?

Третье, мной понятое — задуман фарс. Но любое дело надо доводить до логического конца. Хотите фарса — будет вам фарс, только играть роль статиста я не стану. Что же касается многократных заклинаний Медведчука: «Мы должны уважать друг друга», то презирающий народ не достоин моего уважения. К слову сказать, об уважении Медведчук вспомнил только тогда, когда начал проигрывать словесную дуэль — а до этого оскорблял оппонентов, точь-в-точь как его знаменитый однофамилец (или всё-таки родственник? Стиль поведения похож, как две капли воды днепропетровского водоканала).

 

Оппозиция водомафии требовала дать ей возможность прочесть содоклад, как это принято во всём мире (главный доклад — от власти и содоклад — от оппозиции). На аргумент, что так делается во всём мире, Медведчук ІІ ничего не возразил (потому что возражать нечего), но попытался слова не дать. И этот чудак думал, что мы подчинимся?

Предложение избрать секретаря собрания от оппозиции чиновник отклонил с издеватель­ской формулировкой «Когтянц не знает стенографии». Но запись, разумеется, велась на диск. Опять же, на что он рассчитывал?

 

Сразу хочу сказать, идею повышения тарифов поддержали только докладчики, которые представляли вовсе не общественность. Все выступающие (большинство брали слово силой) в прениях — а они все были либо руководителями общест­венных организаций, либо главами домовых комитетов (то есть каждый представляет сотни людей) — отвергли идею о подорожании воды либо категорически (большинство), либо — пока в водоканале не наведут порядок (двое). То есть утверждать, что проект новых тарифов «прошёл общественные слушания», можно только в насмешку.

С чувством авторской гордо­сти должен заметить, что почти все выступавшие отталкивались от текста совместного заявления УНП и шести общественных организаций, напечатанного в тот день в «ЛИЦАх».

Заява

Ми, представники політичних партій, громадських організацій та окремі громадські діячі, що підписалися нижче, заявляємо, що, на нашу думку, єдиною метою запланованого підвищення тарифів на послуги з постачання води населенню — є підвищення доходів тих чиновників, в кишенях яких зникають кошти, сплачені населенням за комунальні послуги.

В засобах масової інформації неодноразово з'являлися ніким не спростовані повідомлення про те, що «питна» вода, яка подається у Дніпропетровську, шкідлива для здоров'я та, фактично, не є питною (таким чином, громадяни змушені нести додаткові витрати на її очистку). Ми нагадуємо, що після минулих підвищень тарифів ніякого поліпшення якості води не відбулося, а зараз його навіть не обіцяють.

Ми нагадуємо, що значна частина мешканців не має можливості встановити лічильники для води (які в усьому світі встановлюються за рахунок постачальника), що норми розрахунку явно завищені, і, таким чином, людей змушують сплачувати з своєї кишені за аварійні витоки води, тобто за ту воду, яка підмиває фундаменти наших будівель. Фактично мешканців Дніпропетров­ська змушують фінансувати майбутні зсуви ґрунту та можливість загибелі людей.

Виходячи з вище сказаного, ми категорично виступаємо проти підвищення тарифів.

А. Сокоринський, Голова ДОО Української Народної партії,

Л. Каптєла, ГО Форум порятунку Дніпропетровська,

Л. Гускіна, Голова НГО «Людина на Землі»,

Т.Руденко, Голова обласного відділення жіночої організації «Дар життя»,

С. Клєніна, Голова територіальної громади ж/м Рибальського,

О. Шаравара, Голова ДОО Всеукраїнського товариства ім. Олени Теліги,

Ю. Юхилевич, архітектор, громадський діяч.

 

Вопреки обещанию председательствующего, ответы на вопросы давались далеко не всегда. Так, не стали отвечать на вопрос — «Если население должно 58 млн.грн., то сколько должны предприятия?» На во­прос В. Жижина «Почему так мало употребляют пластиковых труб, у которых гарантия 50 лет?», «ответили», что сейчас покупают стальные, а почему — осталось неясным. Настолько ли мы богаты, чтобы покупать дешёвые трубы?

Ни один из простых водоканальцев не выступил; только те, кто раздавал шпаргалки, время от времени бросали оскорбительные реплики. Но поскольку ни один из них не посмел назвать свою фамилию, а реплики были хотя и злобные, но бестолковые, в том числе даже антисемитские, то на эту кочку зрения можно не обращать внимания.

Из политических партий свою позицию озвучила только Украинская Народная. Все, обещавшие доверчивым избирателям «покращення життя», все «защитники трудящихся» блистали либо отсутствием, либо молчанием. Общественных организаций присутствовало гораздо больше, но высказывались лишь либо ГРАД и его союзники, либо союзники УНП. Всё! Всякие «силы», «самопомощи» и прочие Союзы Недремлющих Лоботрясов либо не пришли, либо промолчали. 

 

Никто не смог, да никто и не никто и не пытался опровергнуть два наших главных тезиса: люди просто НЕ МОГУТ ПЛАТИТЬ — в этой связи я напомнил восточную притчу о 12 разбойниках, у каждого из которых был свой способ снять с человека рубашку — и все они в конце концов умерли с голоду, потому что из-за политики тамошнего эмира рубашки остались только у богатых, ездивших с большой охраной.

Многие выступавшие отмечали, что богатые не платят и на них не подают в суд.

Также без опровержения остался тезис, что протечки труб провоцируют оползни, а с ними борются мало, потому что без счётчиков нет стимула, т.е. нас, по сути, заставляют финансировать подготовку оползня.

Но самый писк сезона ждал под конец — когда люди потребовали голосовать, Медведчук ІІ голосование ЗАПРЕТИЛ, мотивируя это тем, что «решение принимает горисполком», вас, дескать, выслушали, а голосовать — не имеете права. ЭТО ЛОЖЬ! Решение, действительно, принимает исполком, но каждое собрание граждан ИМЕЕТ ПРАВО ПРИНЯТЬ РЕЗОЛЮЦИЮ «ЗА» ИЛИ «ПРОТИВ». Во всяком случае, закона, запрещающего участникам слушаний голосовать, НЕТ. А что не запрещено… — знаете, как дальше? Фактически Его Превосходительство говорит, почти как Николай І — «Мы не нуждаемся в одобрении подданных». Правда, Николай действительно был царём.

Константин Когтянц

Поділитися: