Системный распад

20 червень 2008 о 13:12 - 963

5-го июня в Риме закончилась Международная конференция по продовольствию, организованная ООН. К сожалению, мировое сообщество в который раз показало свою недееспособность в решении проблем, стоящих перед планетой.

Откровенно говоря, вопрос не столько в продовольственном кризисе,  сколько в кризисе капитализма как общественной системы, которая устарела и не отвечает требованиям времени. А пример глобального продовольственного и энергетического кризиса просто является наиболее чётким отображением этого факта.

Даже Генсек ООН Пан Ги Мун в своём выступлении на конференции показал полное непонимание причин кризиса. В основу его выступления была положена критика стран, которые начали менять структуры посевных площадей в пользу культур, из которых получают биотопливо. С одной стороны, упрёк уместен, так как сокращение производства продуктов питания увеличивает их стоимость. Но с другой стороны, почему эти государства должны сдаваться нефтетрейдерам и платить им бешеные деньги за нефть? 

Кроме того, было высказано мнение, что необходимо увеличить производство продуктов питания в два раза до 2030 года. Но тут возникает ряд вопросов. За счёт чего это можно осуществить? За счёт уничтожения последних лесов или за счёт массового применения трансгенных организмов? А может, за счёт ещё большего перенасыщения планеты химикатами? Почему, упрекая богатые страны в том, что они стали производить меньше продуктов питания, без должного внимания остались вопросы демографиче­ского контроля в развивающихся странах? Кроме того, почему, рассматривая проблему технических культур, забыли о животноводстве? Ведь больше половины продукции растительного происхождения просто идёт на корм скоту, потому что в одних странах привыкли каждый день поглощать чуть ли не по килограмму мяса на человека, в то время как в других люди не всегда имеют возможность приобрести кусок хлеба. Таких «почему» можно задавать бесконечное множество, а ответ будет один — общество, мыслящее только циничными экономическими категориями, пребывает в полной невежественной близорукости. И мировое сообщество который раз отказалось увидеть главную причину кризиса — потребности экономики уже давно не соответствуют возможностям биосферы. Поэтому было высказано примитивнейшее предложение — опять увеличивать производство, вместо того, чтобы снижать потребление.

Многие писатели-фантасты представляли себе будущее в ХХI веке как союз всех стран и народов в одном государстве, который только тем и будет заниматься, что покорять космос и «…на Марсе будут яблони цвести». Но «не так сталося, як гадалося». Вместо этого международные правовые институты фактически оказались в подчинении у сообщест­ва экономических корпораций. В результате экономические интересы совокупности корпораций оказались важнее базовых общечеловеческих ценно­стей. Результатом такого развития событий стал тот факт, что началось игнорирование проблем природы в угоду экономическим выгодам. Однако в который раз напоминаю, что природа живёт по естественным законам, а не по искусственным правилам рыночной экономики. Поэтому лечить её экономическими методами — всё равно, что отправить больного человека не в больницу, а на СТО. Современные экологи постоянно подчёркивают, что природа — это не механизм, а организм.

Становится всё более очевидным, что одним из самых острейших вопросов в мире является проблема частной собственности на землю как средство производства (не путать с личной собственностью для базовых потребностей). Земля, вода и воздух — три главные составляющие жизни. И если хорошо проанализировать это, то становится ясно, что продавать их как средство производства есть весьма опасное заблуждение. Ведь таким образом общество показывает, что, при желании, ему наплевать на все формы жизни, которые имеются на каком-то участке земли, а значит, если есть экономическая выгода, то все эти организмы могут быть уничтожены. Разрешив приобретать землю как средство производства, общество, в то же время, пока не поделило в полной мере воду и воздух. Однако, обладая производством на собственной земле, владелец предприятия спокойно загрязняет общую воду и общий воздух. Грубо говоря, гадят одни, а дышать и пить это должны все. Но наиболее остро во­прос собственности на землю становится при глобальном продовольственном и энергетическом кризисе. Если бы земля не была част­ной собственностью, то соответствующие государственные институты, предоставляя землю в долгосрочную аренду, могли бы оговаривать не только вопросы бережного к ней отношения, но и вопросы регулирования производства в зависимости от насущных потребностей общества. Наконец, самое главное, раздав в собственность большую часть земель, государственные институты не в состоянии теперь исправлять экологическую ситуацию в плане возрождения диких экосис­тем как главных стабилизаторов биосферы. Когда в основу глобального общественного устройства положена жажда наживы и эгоизм, то экономический цинизм начинает доминировать во всех сферах человеческой дея­тельности. Если современная медицина даже в развитых странах стала отраслью экономики, а не системой по спасению людей, то что же тогда говорить за другие сферы. Идея взаимопомощи и бескорыстия чужда современной экономической системе.

 Капитализм в качестве прогресса видит только экономический рост и отказывается видеть проблемы биосферы. А необходимость собственника производить тот или иной товар диктуется конъюнктурой и ценовой политикой, а не тем, в чём именно нуждаются люди. Простой пример. Потребность в недорогом социальном жилье огромная, но его никто не строит, вместо этого идёт массовое элитное строительство. Ещё более циничный пример приводит российский эколог Р. Баландин: «К числу наиболее рентабельных производств относят предприятия, выпускаю­щие продукцию, предназначенную для уничтожения людей. А производство продуктов питания, совершенно необходимых людям, чаще всего не так выгодно, как производство оружия. Вдумайтесь: невыгодна жизненно необходимая для людей продукция и доходна убийственная и разрушительная! Настоящая экономика абсурда». Потенциал самоуничтожения заложен в главном принципе современной экономической системы, который, по словам украинского эколога В. Добровольского, состоит в том, что затраты природных ресурсов на удовлетворение потребностей комфорта значительно превышают затраты на биологические потребности человека.

Критикуя капитализм, я вовсе не призываю общество выходить на улицы с красными флагами. Социализм на основе марксизма-ленинизма оказался явно неудачным экспериментом. Как говорил социопсихолог Э.Фромм: «В марксизме слишком много экономики, но слишком мало психологии». Ведь если учение провозглашает диктатуру человека, пусть даже пролетарского происхождения, то оно одновременно объявляет его богом на Земле. А отсюда рано или поздно рождается мичуринский лозунг о том, что не стоит ждать милостей от природы, а нужно их просто забрать силой. Результаты такого подхода мы теперь начинаем пожинать.

Мировая система, которая зиждется на тотальном индивидуализме, жадности, гордыне и эгоизме, рано или поздно сама себя пожрёт. Отсутствие механизма тормоза рано или поздно приведёт к катастрофе. И для того, чтобы изменить эту систему, в основу благополучия людей необходимо поместить не собственный эгоизм, а благополучие биосферы. Это необходимо осознать. Но «…чтобы понять живую систему, её нужно любить», — отмечает французский учёный А.Сент-Дьерди. А для этого необходима, прежде всего, революция в умах, так как нынешний кризис является следствием чудовищного кризиса духовности. Лишь после преодоления этого кризиса люди смогут поставить на первое место не экономическую, а именно экологическую «рентабельность». В противном случае для срочного исправления экологической и социальной ситуации не исключён беспрецедентный и радикальный шаг — чтобы выжить, одна часть общества может просто отказаться признавать право частной собственности на землю и другие ресурсы, которые находятся в руках другой части общества. А подобного рода действия никогда не проходят без жертв.

Алексей Бурковский

Поділитися: