Записки аборигена

06 червень 2008 о 07:17 - 1484

Для меня улица Клары Цеткин с детства была островком тишины и уюта. Огромные каштаны, башенка для объявлений на перекрестке с улицей Паторжинского, а рядом с почтой — старая дикая груша, которая цветет каждый год, независимо от заморозков и прочих погодных неприятностей. В июле-августе здесь почти всегда тихо, студенты, которых полно круглый год, разъезжаются на каникулы. Остаются только обычные прохожие, и деревья…

Напротив сварочного техникума каких-то пять лет назад были жилые одно- и двухэтажные дома еще довоенной застройки. Потом как-то быстро обитатели этих домов куда-то разъехались ввиду аварийного состояния жилья. Небольшой участок до улицы Жуков­ского осиротел и… его даже убрали с карты города. Якобы для удобства будущих за­стройщиков современного жилья. Однако, как ни парадоксально, земля в центре Днепропетровска пустует, вернее,  давно превратилась в свалку и пристанище бездомных собак, а также лиц с явно асоциальным поведением. А напротив — сварочный техникум, студенты которого, в большинстве своем, несовершеннолетние, частенько проводят большую перемену возле  домов со слепыми окнами. На солнце переливаются разноцветные кучи мусора, цветет сирень, и гордо возвышается вагончик с хот-догами…

А два-три раза в неделю, около трех часов ночи начинается охота на бродячих собак, живущих в трущобах. Сначала слышно звук подъезжающей машины, потом — крик (именно крик, а не лай или вой) главной собаки и, словно по команде — яростный вой всей стаи. Процедура длится не более пяти минут, потом все затихает, и остается уговаривать себя, мол, всего лишь страшный сон, можно спать дальше. Страшный сон, который повторяется несколько раз в неделю. Можно и привыкнуть, в конце концов, перестать обращать внимание. Тем более, время от времени собак становится меньше, соответственно, ночных собачьих криков — тоже. Бездомные собаки, ценители заботливо свозимого со всех ближайших окрестностей мусора, разносчики инфекций и бешенства. «Как они попадают сюда, причем целыми стаями?..» — вслух возмущалась довольно молодая парочка, тащившая из машины два огромных пакета разного хлама в субботу перед Пасхой. Вот и я думаю: где найти чудодейственное средство, позволяющее одновременно заваливать мусором родной город и истреблять бродячих собак?.. О городской власти уже и упоминать как-то наивно, кто же сегодня ей доверяет.

…Однако, трущобы на Клары Цеткин оказались не такими уж трущобами. Потому что в одном из заброшенных домов есть, вернее, уже был, газ. Это радостное известие местные жители узнали совершенно случайно, когда вечером 15 мая начался пожар в доме, прилегающем к общежитию Института управления. Желтая газовая труба соединяет вышеупомянутый дом и общежитие.  Каким-то чудом работникам котельной общежития удалось перекрыть газ. Почему-то совсем не хочется рассуждать на тему возможного развития событий, если бы не удалось повернуть газовый кран. Пожар тушили долго, в старом доме сгорел весь деревянный чердак. Запах гари оставался в воздухе еще в воскресенье.

Мне трудно сказать, кто виноват в том, что улица Клары Цеткин почти потеряла свое очарование. Остался только маячок башенки для объявлений, старая груша и каштаны. На перекрестке с улицей Шевченко уже с месяц назад нарисовали «зебру».

Каждый день, переходя дорогу, я думаю о безразличии. Именно о безразличии, ведь оно позволяет нам упрямо выбрасывать мусор в окрестностях полуразрушенных домов, делать вид, что не замечаем грязных подрост­ков, нюхающих клей в тех же трущобах, и бомжа, сидящего на тротуаре. Всегда можно отвернуться, посмотреть на каштаны и поругать местную власть. Вот «зебру» хоть нарисовали, теперь можно спокойно ходить гулять куда-то в сторону улицы Ворошилова и не думать о раздражающих глаз пейзажах родной улицы.    

Ольга Мудриевская

Поділитися: