Культ МАММОНЫ

21 березня 2008 о 09:12 - 1469

«Человек думает, что потребляет он,

а на самом деле огонь потребления сжигает его, давая ему скромные радости».

Виктор Пелевин «Generation П»

 

Обычно, в качестве главных причин возникновения экологического кризиса на планете называют демографический взрыв. Но существует ещё одна не менее, а может быть и более важная причина, о которой не любят упоминать экономические теоретики, совладельцы транснациональных корпораций, политики и политологи. Имя ей – культ материального потребления.

Исторические предпосылки

Человек со времени зарождения земледелия, скотоводства и товарного ремесла стал одержим идеей материального обогащения и накопления богатств. Но во всей своей разрушающей мощи культ потребления начал проявлять себя с момента бурного развития капитализма. Основу же его развития заложили Эпоха Возрождения, провозгласившая человека наивысшей ценностью на планете, Эпоха Просвещения, провозгласившая точные науки истиной в последней инстанции, и Эпоха Реформации, провозгласившая труд, направленный на производство материальных благ, чуть ли не главной добродетелью и смыслом жизни человека. Впоследствии это привело к антропоцентризму, доминированию технологий над моралью и производству ради производства.

Следует отметить, что, без преувеличения, выдающиеся личности Эпох Возрождения, Просвещения и Реформации имели самые благие намерения, внедряя в головы своих современников передовые на тот момент идеи. Они внесли огромный вклад в развитие естественных наук, культуры и философии. Но проверка временем показала, что многие, сформированные в тот период, догмы несут в себе прямую угрозу существования жизни на планете Земля.

Немецкий социолог и историк Макс Вебер в своей книге «Протестантская этика и дух капитализма» приводит интересный факт. Основатель протестантизма Мартин Лютер, провозгласив главной добродетелью человека труд, в то же время указывал на то, что роскошь и трата денег на себя есть греховное транжирство. Таким образом, он изобличал, и не безосновательно на тот период, многих представителей католического духовенства. Но дальнейшая реализация этого постулата привела к неожиданным последствиям. Если человек постоянно создаёт материальные блага, тем более, что научно-технический прогресс значительно ускоряет и облегчает этот процесс, а тратить на себя заработанные средства неприлично, то возникает вопрос: а куда девать заработанное? Ответ нашёлся – в новое производство материальных ценностей. Фактически, так была заложена система производства ради производства. Но если товары массово создаются, то их должен кто-то покупать, иначе каков смысл их производства? В результате принцип нетранжирства средств на себя начал себя очень быстро изживать. Так за принципом производства ради производства родился принцип потребления ради потребления.

Психологический портрет человека новой эпохи

К ХХ веку людям удалось превратить в товар почти всё: большую часть природных ресурсов, изобретения, время и даже самого человека. Реклама, пропаганда, учебные пособия и т.п. внедряют каждому из нас мысль о том, что мы должны быть амбициозными, честолюбивыми и всю свою жизнь посвящать только одному – зарабатыванию денег. Немецкий социальный психолог Эрих Фромм пришёл к выводу, что на смену накопительному характеру раннего капитализма XVI века пришёл рыночный характер человека современной высокоурбанизированной и высокотехнологичной цивилизации. В результате человек не заметил, как сам стал товаром: «Так как успех зависит главным образом от того, как человек продаёт свою личность, то он чувствует себя одновременно продавцом и товаром. И его заботит лишь – насколько он годится для продажи. Поскольку люди с рыночным характером не испытывают глубокой привязанности ни к себе, ни к другим, – им абсолютно всё безразлично. Этим, возможно, объясняется, почему их не беспокоит опасность экологической катастрофы, несмотря на то, что им известны данные, свидетельствующие о такой угрозе. Единственное, что имеет для них какое-нибудь значение – это престиж или комфорт, которые дают вещи, а не сами вещи как таковые». Даже многие представители среднего класса уже ориентируются не на качество товара, а на торговую марку или, как это сейчас принято говорить, бренд. Таким образом, человек готов переплачивать заработанные средства за пустой звук или надпись лишь для того, чтобы поднять свою значимость в глазах своих окружающих. «Ты – это то, что ты ешь, носишь и на чём ездишь. Короче говоря, ты – это то, что ты потребляешь». Если раньше человек покупал вещь, чтобы ею пользоваться, берёг её, ремонтировал или чинил, то в наше время акцент перенесён на сам процесс потребления, а не на сохранение приобретённого. И сегодня человек покупает товар для того, чтобы в скором времени выбросить его и купить другой, следуя навязываемой ему рекламе.

 Кризис идентичности – это кризис современного общества. Он вызван тем фактом, что члены этого общества стали безликими инструментами и переименованы в потребителей. «Если я – это то, что я имею, то кто же тогда я?» – задаёт вопрос Э.Фромм. Современный человек, вовлечённый в культ потребления, вынужден очень много работать, чтобы много зарабатывать и потом много тратить. В результате – постоянный дефицит времени. Свобода начинает заменяться необходимостью чёткого планирования своего времени. Фактически, мы превращаемся в роботов. В результате дети чуть ли не с младенчества предоставлены чужим людям в воспитательных учреждениях, активная общественная деятельность отсутствует, организация досуга сводится не к творчеству, а к потреблению продукции индустрии развлечений, духовные потребности нивелируются. Как сказал теолог Альберт Швейцер: «Сверхорганизованность нашей общественной жизни выливается в организацию без­думья… Индустриальное общество характеризуется постоянным перенапряжением. В течение поколений довольно многие индивиды живут только как рабочая сила, а не как люди… Став жертвой перенапряжения, человек всё больше испытывает потребность во внешнем отвлечении… Развлечение и желание забыться становятся для него физической потребностью».

Человека не удовлетворяет то, чем он владеет, и ему хочется большего. Желание владеть многими вещами часто возникает не через насущную потребность, а через попытку не отстать от других, чтобы не выглядеть белой вороной. «Алчность и зависть, – пишет Э.Фромм, – столь живучи вовсе не из-за своей врождённой силы, а потому, что человеку трудно противостоять давлению со стороны общества, трудно не стать волком среди волков». Но если попытаться избавить своё мышление от пут навязанного культа потребления, то можно заметить и понять множество такого, чего другие не замечают и не понимают. Например, для чего семье из двух человек дом площадью в двести или сто квадратных метров? Зачем покупать с каждой зарплаты новую тряпку, если в переполненном шкафу уже не закрываются двери?  

Наш иррациональный эгоизм, на самом деле, мешает нам жить, но мы не хотим от него отказываться. Мы всегда хотим иметь больше, чем имеем, и страдаем оттого, что не можем иметь больше. Несмотря на огромный технический прогресс и абсолютный рост наших материальных благ, мы продолжаем считать себя бедными и несчастными потому, что не можем достигнуть того материального уровня, который имеют богатые. Нам кажется, что если бы мы достигли их уровня, то сразу почувствовали себя счастливыми. При этом забываем, что сто лет назад самый богатый человек в мире не имел даже примитивного чёрно-белого телевизора. Но мы, не знающие голода и войны, завидуем только тем, кто живёт в нашу эпоху. Мы ослеплены соблазнами, и мы не замечаем, что в погоне за ними мы уничтожаем жизнь вокруг себя.  

От частного к общему

Для подавляющего большинства людей объективной реальностью являются те товарно-денежные отношения, с которыми они имеют дело каждый день. Каждый из нас – кто-то в большей степени, кто-то в меньшей – участвует в культе потребления и автор этих строк тоже не является исключением. Но масштабы потребления каждый определяет самостоятельно.

К началу ХХ века мировая экономика давала ежегодно продукции на 60 млрд. долларов. К началу ХХI века такую сумму она давала за один день. И это при том, что население планеты выросло за сто лет в три раза, в то время как уровень производства и потребления в десятки раз.

Всем известна поговорка о том, что ничего из ничего не бывает. Основой роста экономики являются природа и её ресурсы. Перерабатывая и потребляя природные ресурсы, разрушая дикую природу и создавая на её месте сельскохозяйственное и промышленное производство, человек строит экономику. Несложно понять, что глобальная экосистема имеет ограниченный ресурсный потенциал, но мировая экономика стремится к постоянному росту. Количество производимой продукции растёт и борьба за рынки сбыта усиливается – кризис перепроизводства второстепенных товаров налицо, в то время как на планете миллионы голодающих и бездомных. Для всей этой вакханалии потребления на полную катушку работает откровенная и скрытая рекламная индустрия, которая заставляет людей вестись на моду, очередные «навороты» и т.п. Как сказал российский писатель Виктор Пелевин: «Проблема состоит в том, что мир начал копировать рекламу, а не реклама мир». В результате имеем принцип не только производства ради производства и потребления ради потребления, но и принцип потребление ради производства, а не для удовлетворения по-настоящему насущных потребностей.

Наш украинский эколог В. Добровольский так характеризует нынешнюю ситуацию: «Современная экономика перешла из состояния слуги, который должен удовлетворять человеческие потребности, в положение хозяина, который диктует людям свои правила поведения. Человечество нашего времени получило черты цивилизации потребителей, экономика которой поддерживается главным образом за счёт провокации огромного количества вторичных потребностей. Снижение темпов роста экономики рассматривается как катастрофа. Все остальные показатели благосостояния жизни человека – психологическое состояние, культура, состояние окружающей среды или вообще не принимаются во внимание, или считаются второстепенными.

Благодаря НТП возможности мировой экономики превышают человеческие потребности, а общечеловеческие ценности ускоренными темпами сменяются экономическими категориями рыночных отношений». Фактически, в нынешней экономической системе не спрос порождает предложение, а предложение новых товаров и услуг порождает спрос. При этом удовлетворить по-настоящему насущные потребности большинства граждан государственная система, увязшая по уши в рыночной экономике, не в состоянии. Как результат – доминирование вторичных потребностей над первичными. Например, уже практически нет чистой воды, далеко не все работающие граждане имеют свою крышу над головой, практически каждый из нас лишён натуральной естественной пищи, а коммерциализация медицины стала страшной реальностью даже в развитых странах. Зато почти каждый работающий в состоянии приобрести любую бытовую технику, мебель, автомобиль. Мы редко задумываемся о том, что являемся жертвами глобальной ментальной патологии, когда владельцы транснациональных корпораций и крупного бизнеса, их менеджеры и пиарщики определяют не только экономическую политику, но, по сути, массовое сознание и поведение подавляющего большинства людей на планете.

Экология и потребление: прямая зависимость

Неугасимое желание каждого человеческого индивида иметь всего побольше отражается на глобальных процессах планеты Земля. Потому что если каждый отдельный человек пытается сегодня заработать в три раза больше, чем он зарабатывал вчера, значит, он должен уничтожить в три раза больше природных ресурсов. Производит мебель – нужно в три раза больше добыть древесины, т.е. уничтожить в три раза большую площадь леса. Производит машины – нужно в три раза больше спровоцировать добычу нефти, металла и т.п., а значит, в три раза больше потратить ресурсов и в три раза больше создать отходов. Соответственно, на другом конце этой схемы стоит потребитель, который всё это должен покупать. Следовательно, каждая вещь, которая приобретена без особой на то потребности, способствует культу потребления и бессмысленному экономическому росту, а значит, усложняет и без того плачевное состояние природы. Никто не призывает возвращаться в пещеры, но откровенно следует признать, что человечество позволяет себе жить слишком уж расточительно и шикарно. Экономист(!) Э. Шумахер так говорит о нынешней экономике: «Экономика как суть жизни есть смертельная болезнь, потому что её безграничный рост не подходит ограниченному миру. И если описывать эту болезнь, то можно сказать, что она похожа на наркоманию или алкоголизм». Действительно, как наркоман не может остановиться и требует всё новой и всё большей дозы, так и мировая экономика требует всё новых и всё больших ресурсов. Политики, тем временем, стараются создавать как можно лучшие условия для экономического роста, а обыватель, погружённый в товарно-денежную суету, только этого от политиков и ждёт.

Слепая вера во всемогущество экономики и научного разума превращается в глобальное безумие. Люди как заколдованные продолжают приносить природу в жертву ненасытному Маммоне. Потребительство проникло даже в сферу культуры, когда вместо музыки нам предлагают шоу-бизнес, вместо киноискусства – киноиндустрию, вместо чтения книг – компьютерные игры. По сути, у глобальной экологической катастрофы растут ноги из человеческих душ. Символами прогресса и благополучия стали развитие техники, мощность промышленного производства и уровень потребления, а не качество жизни и сбалансированность взаимоотношения человека со средой. Желания людей безграничны и единственный способ удовлетворить их – это отказаться от них. Безусловно, базовое потребление отменить невозможно: еда, одежда, жилище, средства коммуникации, основные предметы быта всегда будут необходимы. Но и здесь необходимо чувство меры, а не стремление к максимальному комфорту. Академик Н.Н.Моисеев в одной из своих работ пишет: «Человеческий род может выжить только при смене самих цивилизационных начал. А это возможно только при условии наижесточайшего самоограничения и коллективной дисциплины».  

Нравится или нет, но сам по себе напрашивается вывод о том, что экономика с её культом потребления и биосфера – два взаимоисключающих явления. Рост первой угнетает состояние второй, упадок первой вызывает возрождение второй. Однако природа без экономики чувствует себя превосходно, а экономика без экологии невозможна. Смерть биосферы повлечёт за собой и гибель экономики. Возможно, то, что сейчас будет сказано, многим покажется кощунством, но это будет той самой неудобной правдой, о которой мало кто говорит в слух: остановка глобального экономического роста является необходимым условием и первоочередным шагом для преодоления экологического кризиса. Если экономический рост будет продолжаться, то это приведёт к гибели как биосферы, так и человека. По словам французского учёного Ф. Сен-Марка, каждый человек должен уяснить, что для него «из всех нехваток самой грозной является нехватка природы». А уже упоминаемый Э.Фромм говорит: «Праведная жизнь уже не рассматривается как исполнение морального или религиозного требования. Впервые в истории физическое выживание человеческого рода зависит от радикального изменения человеческого сердца».

Начался Великий пост и для каждого из нас это может послужить хорошим поводом, чтобы ограничить себя хотя бы в чём-то. «Ведь что пользы человеку, если он приобретёт весь мир, а душу свою загубит». Надеюсь, читатель, тебе не нужно пояснять, Кто сказал эти слова.

Алексей Бурковский 

Поділитися: