Следствие закончено, забудьте?

25 січня 2008 о 13:30 - 1453

В декабре минувшего года прокуратура Днепропетровской области закончила расследование причин взрыва на Мандрыков­ской, 127а. Генеральному директору ОАО «Днепрогаз» Игорю Иванкову, его первому заместителю Максиму Сорокину и главному инженеру Сергею Бачурину предъявили обвинения по нескольким статьям Уголовного кодекса, предусматривающим наказание от 2 до 5 лет.

Странно, но о собственно причинах взрыва, повлекших гибель 23-х человек, практически ничего сказано не было.

Между тем автор этих строк выяснил, что озвученная в СМИ информация о некондицион­ных деталях, установленных в газораспределительном пункте (ГРП), не соответствует действительности.

Верно лишь то, что техническое обслуживание ГРП, которое обязательно один раз в два месяца, не проводилось около двух лет, а записи в журнале работ делались «для галочки».

Больше всего вопросов вызывает взрыв, который возникает вследствие большой концентрации газа. Как правило, сначала слышен хлопок, потом собственно взрыв, после чего обязательно должен начаться пожар.

Если верить статистике, то в 99% случаев подобные ЧП случаются на кухне, где концентрация газа всегда по определению выше. Обычно взрыв происходит из-за малейшей невидимой искры в реле исправного, подчеркиваю, холодильника, не говоря уже о «чиркнувшей» зажигалке.

В доме на Мандрыковской, 127а все было иначе. Рванула шахта лифта площадью 15 куб. метров. Конечно, была загазованность подъезда, и искра в той же кнопке вызова лифта могла вызвать взрыв. Хотя здесь возникает одно большое НО.

Автор этих строк беседовал с десятком различных специалистов: от взрывотехников до работников аварийной службы газа. Одни — утверждая, другие — осторожно допуская, говорили, что взрыв такой силы один газ вызвать не мог. Кроме того, дружно удивлялись «спецы», неужели, если верить утверждениям жителей дома о высокой концентрации газа у них на кухнях, ни в одной из квартир четырех подъездов не работал холодильник или не горели газовые комфорки?

К счастью, после взрыва пожара не было, поскольку в бытовом газе, по разным сведениям, содержание кислорода превышало норму почти в 2.000 раз! Поэтому выходящая смесь была пригодна только для взрыва, но отнюдь не для горения.

Откуда кислород? Однозначно, из-за незаконной врезки. Неподалеку от взорванного дома можно обнаружить свежезарытую траншею, ведущую к одной из «хатынок». Не стану утверждать, что это — незаконная врезка в газовую трубу. Зато абсолютно уверенно можно говорить о далеко не единичных случаях воровства газа.

Из хорошо осведомленных источников, автору этих строк стало известно, что только в 2007 году специалисты ОАО «Днепрогаз» выявили в Днепропетровске более 15-ти несанкционированных врезок в газовую маги­страль.

Еще один вопрос. Источник в днепропе­тровском УСБУ сообщил, что из изъятого в «Днепрогазе» сервера следует, что первый звонок о загазованности дома поступил в 09:52. По странной случайности именно в этот злополучный день днепропетровская дирекция «Укртелекома», никого не проинформировав, перевела аварийный номер «04» на «104».

Ни в коем случае не желая оправдывать обвиняемых, проработавших на своих должностях всего несколько месяцев, тем не менее, можно с уверенностью утверждать: причины взрыва дома вызваны вмешательством извне. Людей, разумеется.

По большому счету, человеческий фактор при любом ЧП, связанном с газом, всегда присутствует. В 2006 году, например, аварийная служба получила 8.864 заявки, 52,9% которых указывали на утечку газа и лишь 8,3% говорили о неисправности газового оборудования. Забавно, но 38,8% жалоб оказались необоснованными.

После октябрьского взрыва обоняние днепропетровцев невероятно обострилось и аварийщики буквально сбились с ног. Тем не менее, 80% вызовов оказываются ложными.

Между тем, как гласит бесстрастная статистика за 2007 год, причинами, мягко говоря, «неправильного пользования газовых приборов» являются заурядное пьянство, душевные болезни и элементарная небрежность.

По крайней мере, из 9-ти предотвращенных аварийной службой «Днепрогаза» ЧП с далеко идущими последствиями, четыре связаны с «зеленым змием», три — с хозяевами, состоящими на учете в психдиспансере.

Кроме того, работники аварийной службы часто не могут попасть в дом из-за дверных домофонов, а многие жители просто не приходят на обязательный инструктаж по использованию газовых приборов.

Что делают в первую очередь аварийщики при возникновении опасности взрыва газа? Отключают электричество. Между тем в Днепропетровске это стало проблемой. В наше распоряжение попал любопытный документ, о существовании которого, возможно, не догадываются ни главное управление МЧС в Днепропетровской области, ни городские власти.

Оказывается, примерно 40% городских электросетей принадлежат предприятиям различных форм собственности. Все бы ничего, но не все из них имеют собственные аварийные службы и, при необходимости экстренного отключения какого-либо объекта от электричества, сделать это будет, скажем, в вечернее и ночное время, некому. В итоге город имеет вполне явную перспективу на повторение пройденного. Жутковато становится…

Сергей Аров

Поділитися: