Вместе ради общей цели

04 січня 2008 о 14:21 - 1076

В обществе, в котором политические силы постоянно себя дискредитируют, возрастает роль настоящих некоммерческих общественных организаций. Представляем вашему вниманию интервью исполнительного директора известной Днепродзержинской экологической общественной организации «Голос природы» Евгения Колишевского.

— Евгений, как был создан «Голос Природы»?

— Появление «Голоса природы» связано с международной организацией «Гринпис». В 1994 году был водный тур по Днепру корабля этой организации «Моби Дик», который остановился на пару дней в Днепропетровске. Несколько человек из Днепродзержинска, в том числе и я, приехали в Днепропетровск, чтобы познакомиться с «Гринпис». Мы пригласили их в Днепродзержинск и они провели один день информационной работы у нас в городе. Я стал координатором Днепродзержин­ской группы поддержки. Но когда в 1998 году «Гринпис» фактически закрыли, мы приняли решение создать самостоятельную экологическую организацию.

— А сколько активистов состоит в «Голосе природы»?

— Число активистов непостоянное. Ядро организации состоит человек из  пятнадцати. Но помимо этого, у нас много сторонников, которые не являются нашими непосредственными активистами. В целом людей, которые более-менее постоянно контактируют с организацией, около полусотни. Одни говорят, что это мало, но в Украине для некоммерческой организации с добровольным участием такое количество людей я бы не назвал маленьким.

— Насколько в последние годы возросла активность граждан и насколько общество готово защищать свои права?

— Положительная тенденция есть, но развивается она очень медленно. Гражданская активность — это готовность и способность людей влиять на власть. А если люди не верят в то, что они могут повлиять на власть, они перестают верить и в то, что какие-то инициативы могут быть реализованы.

— Но не проявляется ли активность людей в том, что на власть они не надеются и начинают попросту отвоёвывать свои права, как это достаточно успешно было реализовано жителями ж/м Игрень?

— Чтобы отстаивать свои права, люди всё равно вынуждены обращаться в суды или прокуратуру. А теперь давайте попробуем ответить на вопрос: суды и прокуратура сегодня работают в Украине эффективно? Нет. Это одна из основных причин разочарования. Поэтому когда люди исчерпывают все бюрократические методы, остаётся только один выход — идти на радикальные меры.

— А как вы относитесь к экологическому экстремизму и уместно ли его применять в стране, где не работают законы?

— «Голос природы» — организация ненасильственная. Во всех своих акциях мы не ставим цели нанести кому-то материальный или физический ущерб. Но ненасильственные акции не означают, что это просто какие-то формальные действия. Например, сейчас принято заваливать рекламной продукцией наши подъезды. И если собрать все рекламные буклеты, принести их и высыпать в рекламируемое учреждение, то я считаю это вполне нормальным. Это радикально, но это не наносит ущерба. Просто отрезвляющее действие. Ведь никто не спрашивает разрешения вмешиваться в нашу частную жизнь, распихивая рекламный мусор по нашим подъездам.

— В нашей стране немало экологических организаций, но они все раздроблены. Не пора ли объединить их усилия?

— То, что их много, это нормально. Намного сложнее задушить общественное движение, когда в нём несколько организаций. В Украине уже существуют коалиции, которые объединяют более десятка организаций. Есть коалиция за безъядерное будущее Украины, и есть рабочая группа из организаций по проблеме изменения климата. Украина — это такая страна, где экологическая проблема стоит очень остро. Но часто экологические организации создаются только для того, чтобы привлечь внимание к какой-то персоне, которая хочет потом построить политическую карьеру, и это просто спекуляция на теме экологии.

— Экологисты говорят, что экологические проблемы примитивизируются — всё сводится к загрязнению воды и воздуха. А вопросами гибели естественных экосистем, уничтожения биоразнообразия внимание не уделяется. Что вы думаете по этому поводу?

— Такая тенденция есть. Я думаю, что это также связано с уровнем развития общественного движения. Чтобы понимать, что вопросы экологии стоят намного шире и касаются спасения животного и растительного мира, для этого нужно глобальное экологическое мышление. Перечисленные темы требуют специальной подготовки людей. Если посмотреть на США или Европу, то там очень мощное движение, которое занимается именно охраной дикой природы. Там понимают, что это очень важно, и эти компании ведутся как приоритетные. Но у нас пока что пытаются поднимать только те темы, которые понятны населению. Мусор — это понятно, выбросы предприятий — тоже. Финансированием общественных организаций в развитых странах занимаются простые граждане. Но у нас простые граждане имеют невысокий уровень доходов. И если просить пожертвовать средства на защиту бабочек или кузнечиков, то многие нас просто не поймут, когда у людей вокруг дома мрак творится.

— Какие вопросы у вашей организации в настоящий момент являются приоритетными?

— У нас есть местные, региональные и национальные кампании. Мы не в состоянии самостоятельно вести национальные и региональные, поэтому ведём их совместно с другими организациями. Если говорить о наиболее острых местных проблемах, то это, во-первых, спасение Елизаветовского озера и лесов вокруг него. У нас складывается впечатление, что этих лесов уже официально нет. Потихоньку всё готовится к тому, чтобы строить там коттеджи. Для Днепродзержинска это озеро очень актуальная проблема, потому что летом это единственное место в пределах города, где можно отдохнуть, так как Днепр у нас в это время гниёт. Другой острой проблемой является создание новых опасных производств и увеличение объёмов продукции действующих предприятий. Выбросы в нашем городе превышают ПДК в несколько раз. Согласно закону об охране атмосферного воздуха, расширение производств или создание новых предприятий в такой ситуации запрещено. У нас же горсовет даёт на это разрешения. Мы считаем, что это неправильно, и будем всячески противостоять этому. Если предприятия хотят увеличивать объёмы продукции или создавать новые производства, то пусть сначала решат проблему выбросов. На национальном уровне нас беспокоит две вещи: Украина ратифицировала Киотский протокол, но практически ничего не делает для сокращения выбросов парниковых газов. Более того, Украина просит увеличения квот на выбросы на 50%. Непонятно только, от каких данных наше правительство отталкивается. Потому что экологический аудит на большинстве украинских предприятий не делался. То же самое касается транспорта. Никто не знает точно, какой процент он занимает в общей картине выбросов. Если международные структуры разрешат увеличить нам квоты, то это будет означать, что украинский бизнес вообще не будет вкладывать деньги в новые технологии и энергосбережение. И ещё одна тема, которая нас беспокоит, — это желание увеличить ядерный потенциал в Украине. Сейчас идёт массовое оболванивание через СМИ, что Чернобыль не страшен, что всё уже прошло, что заражённые территории уже можно использовать под сельское хозяйство. Например, на этих территориях предлагают выращивать рапс, чтобы получать из него топливо и опять сжигать. Как в здоровой голове может такая идея родиться? Любой человек, даже не имеющий экологического образования, понимает, что подобное недопустимо.

— И последний вопрос. Что бы вы пожелали нашим читателям в новом году?

— Во-первых, я бы хотел пожелать нашим людям не падать духом. А во-вторых, концентрировать усилия не на идеях, которые разделяют общество, а на  идеях, которые объединяют. Какой бы национальности вы не были, каких бы вы не были политических взглядов, какой бы у вас не был социальный статус — чистый воздух и чистая вода нужны всем и все хотят быть уверенными, что они живут в безопасных условиях. Я призываю граждан объединяться вокруг экологических идей и совместно добиваться улучшения ситуации.

Алексей Бурковский

Поділитися: