Террористы или воины света?

23 листопада 2007 о 10:31 - 1503

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Они не зациклены на мыслях о карьере, сытной комфортной жизни и часто не задумываются о том, что бу­дет с ними завтра. Одни считают их ху­лиганами и даже террористами, другие – героями и честными, беско­рыс­тными людьми.

 

Речь пойдёт о некоторых экологических организациях и их активистах, как об экстремистских, так и не очень. В одной из своих публикаций я рассказывал об экологизме (см. http://www.the-persons.com.ua/news/ekolog/2889/ ). Экологический экстремизм является одним из проявлений радикального экологизма, хотя далеко не все радикальные экологисты прибегают к экстремистским методам.

В начале следует дать небольшую общую характеристику. Экологический экстремизм является составной частью такого явления как антиглобализм. Антиглобализм – это не просто общественное движение, это ещё и контркультура. Она сформировалась на книгах экофилософа М.Букчина, христи­анского теолога А.Швейцера, социо­психолога Э.Фромма и др. авторов, взгляды которых не совпадают с капиталистической системой ценностей. Антиглобалисты не являются поклонниками голливудского ширпотреба. Они не воспринимают слащаво-похотливый шоу-бизнес, предпочитая музыкантов, которые затрагивают острые глобальные проблемы. Например, немецкая трэш-группа «Kreator» является одним из флагманов лево-радикального движения, композиции которых направлены против тоталитаризма, фашизма и империализма. А бразильские группы «Sepultura» и «Soulfly» ряд своих песен посвятили борьбе индейцев за право жить на своей земле, сопротивлению их выселению в резервации и вырубки лесов Амазонии. Может показаться смешным, но некоторые антиглобалисты даже имеют принципиальные кулинарные взгляды. Несколько лет назад простой французский сельский парень, фермер Жозе Бове, приехал на тракторе в предместье Парижа и сравнял с землёй местный «Мак-Дональдс». На допросе в полиции Ж. Бове признался, что таким образом он протестовал против засилья учреждений быстрого питания, которые уничтожают славные традиции французской кухни. Так как из людей никто не пострадал, да Ж. Бове и не ставил такой цели, то его вскоре отпустили, хотя он до сих пор находится под следствием. Это, правда, не помешало ему баллотироваться на последних президентских выборах.

Антиглобалистское движение имеет оттенок левой идеологии, хотя некоторые элементы правой также присутствуют. В то же время, активисты экологических организаций заявляют: «Мы не левые, не правые. Мы – первые». Такой подход объясняется тем, что эти организации не связывают себя ни с какими политическими партиями, даже с экологическими.

Они были первыми

Самой известной в мире общественной экологической организацией является «Гринпис» (Greenpeace International). Обвинять их в экстремизме, всё равно, что обвинять коз в охоте на волков. «Гринпис» скорее является образцом христианского смирения и готовности всегда подставлять вторую щеку. Это самая крупная эколо­гическая организация в мире, которая насчитывает более 2,5 млн. активистов в 40 странах. Она существует за счёт добро­вольных пожертвований, но не принимает средств от государственных структур и коммерческих предприятий.

Название «Гринпис» появилось в 1971 году, хотя его активисты проявили себя ещё в 1969-м. Надпись «Гринпис» была на небольшом судне, в котором несколько активистов отправились в район ядерных испытаний у острова Амчитка возле Аляски. С тех пор эта организация так и стала себя именовать. Экологам удалось привлечь внимание общественности и правительство США вынуждено было прекратить проведение ядерных испытаний в этом районе, сейчас остров Амчитка является птичьим заповедником. Через два года активисты «Гринпис» прибыли к атоллу Мурруроа, где ядерные испытания проводила Франция. Это вызвало раздражение у французских военных, в результате чего несколько активистов были избиты. Но избиение одного из членов команды удалось заснять и показать по телевидению, что привело к большому скандалу.

Методика «Гринпис» представляет собой ненасильственное сопротивление и свидетельствование, т.е. видеозапись антиэкологической деятельности и демонстрация её в СМИ, чтобы вызвать общественную реакцию. Также активисты «Гринпис» устраивают показательные акции протеста или просто становятся на пути тех, кто, по их мнению, является губителем природы. Особое внимание, в своё время, «Гринпис» уделял борьбе против охоты на китов и морских котиков. Активисты на обычных лодках становились между китобоями и животными, прикрывая их собой от ударов гарпунов. Были случаи, когда активисты пробирались на китобойные суда и приковывали себя наручниками к гарпунам. Особый резонанс в обществе вызывали видеокадры массового убийства морских котиков, сделанные активистами этой организации.

В 1985 году «Гринпис» понёс первые потери. Судно активистов было обстреляно у берегов Новой Зеландии французскими военными, в результате чего погиб активист Фернандо Перейра. Тем не менее, даже после этого случая организация осталась верна принципу ненасильственного сопротивления.

«Гринпис» удалось выиграть множество судебных дел и повлиять на ряд важных международных договоров, в том числе и по ограничению уничтожения морских млеко­питающих. В настоящее время «Гринпис» уделяет много внимания проблеме глобального потепления и использования трансгенных продуктов. Отделение этой организации есть и в Украине.

Лучшая защита – это нападение

Поль Уатсон когда-то состоял в «Гринпис». Во время одного из рейдов он вместе с другими активистами снимал массовое избиение морских котиков на о.Лабрадор и сдерживал себя до последнего момента, чтобы не вмешиваться. Но когда в присутствии самок тюленей с их детёнышей начали живьём сдирать шкуру, Уатсон бросился на их защиту. По одним сведениям, он просто подставлял своё тело под удары дубинок, по другим, оказывал более серьёзное сопротивление. Оказавшись слишком радикальным для «Гринпис», он был исключён из организации. Поль Уатсон решил, что одними пацифист­скими методами невозможно остановить человеческую жестокость. Так возникло общество «Морской Пастух» (Sea Shepherd). Получив финансовую помощь от Королевского Общества по предотвращению жестокости к животным и Фонда Животных К. Эймори, Уатсон покупает небольшое судно и называет его «Морской Пастух». Будучи человеком определённых моральных принципов, Уатсон не мог покушаться на жизнь людей, но он позволил себе агрессию против орудий, которыми совершаются убийства животных. В 1979 году «Морской Пастух» получает настоящее боевое крещение. У берегов Португалии он попросту таранит пиратское китобойное судно, оставляя в нём пробоину в 2,5 метра диаметром. Но через несколько месяцев судно Уатсона было выслежено португальской береговой охраной и обстреляно. Доплыв до берега Португалии, оно уже было не пригодно для дальнейшего использования. Несмотря на проблемы с законом, фонды, которые поддерживали Уатсона, выделили ему  средства на покупку другого корабля. К середине 80-х годов прошлого века у «Морского Пастуха» появилось более 10 тыс. сторонников. Но в 1983 году судно Уатсона было протаранено канадской береговой охраной, а сам он был посажен в тюрьму. Однако последователи Уатсона только усилили свою деятельность. 9 ноября 1985 года активистами «Морского Пастуха» была совершена атака на исландскую станцию обработки морепродуктов, а в самой гавани Рейкьявика было потоплено два исландских китобойных судна. Убытки составили 4,6 миллиона долларов. Мало того, активистам удалось уйти безнаказанными, так как сама Исландия нарушала Международный договор о Китобойном Промысле.

В 2006 году правительство Канады своим постановлением запретило активистам «Морского Пастуха» не то что приближаться к месту промысла морских млекопитающих, но даже производить видеосъёмку этого кровавого действа на расстоянии. Но способны ли подобные постановления запугать тех, кто ради спасения природы готов жертвовать своей свободой или даже жизнью?

Свободу животным!

Британцы, пожалуй, самая любящая нация по отношению к братьям нашим меньшим. Поэтому не удивительно, что организация «Фронт освобождения животных» возникла именно в Англии. Один из её основоположников, Ронни Ли, ещё в 70-е годы отсидел в тюрьме за то, что врывался в лаборатории, которые ставили эксперименты на животных, и громил оборудование. В 80-х годах организация только в Англии насчитывала более 2 тыс. активистов и провела сотни незаконных акций.

Но помимо Великобритании, филиалы организации стали возникать в других странах. 26 мая 1984 года её активисты совершили рейд в лабораторию Пенсильванского университета. Среди активистов, кстати, был уже немолодой человек, который в своё время пережил кошмары фашистского концлагеря. В результате рейда было уничтожено оборудование, хотя ни одно животное освободить не удалось. Зато удалось похитить 60 часов видеозаписи опытов над обезьянами. После демонстрации по телевидению кадров, на которых  исследователи мучили животных, делая им без наркоза операции,  разразился огромный скандал и лаборатория была закрыта. Год спустя активисты этой же организации освободили из университетского городка Калифорнийского университета 467 животных и уничтожили оборудования на 680 тыс. долларов. В 1987 году активистами «Фронта» была разгромлена лаборатория исследований над животными того же университета, в результате чего было уничтожено оборудования на 2,5 млн. долларов.

В 2004 году в Великобритании ряд активистов этого движения устроили побег домашних животных из фермерских хозяйств. Кроме того, мир облетели кадры, сделанные активистами «Фронта», на которых был запечатлён процесс расстрела овец при проведении карантинных мероприятий ветеринарной службой Великобритании.

Борцы за сверхчеловеческие ценности

Организация «Земля прежде всего!» (Earth first!) представляет одно из наиболее радикальных направлений в экологизме – антиантропоцентризм. Принято считать, что организация зародилась в 1980 году. Её основатель – Дейв Форман, бывший военный моряк и бывший активист организации «Общество Дикой Природы». Активисты этой организации считают нынешнее экологическое законодательство абсолютно не этичным, так как оно противоречит понятиям добра, справедливости и здравого смысла и существует лишь для удовлетворения эгоистических потребностей людей. Поэтому её представители изначально дали понять, что не собираются следовать законам, которые, по их мнению, являются неправильными.

Несмотря на провозглашённый экстремизм, активисты «Земля прежде всего!» свято соблюдают главный принцип экологизма – никакого насилия по отношению к любым живым существам, будь то животные или люди. Эта организация считает себя защитником прав деревьев, животных, рек, гор, лугов и цветов вне зависимости от их ценности в глазах человека. Наибольшую известность этой организации принесли акции по спасению лесов Северной Америки. Активисты ложились перед грузовиками лесопромышленников, обступали деревья, взявшись за руки, не давая их спилить. А в 1985 году активисты забрались на макушки деревьев, которые должны были быть пущены на лесозаготовку, и заявили, что готовы разбиться, если деревья будут повалены.

Но подобного рода действия давали лишь краткосрочный эффект. Поэтому активисты стали применять более радикальную тактику. Они начали вбивать тысячи гвоздей в деревья, предназначенные для лесозаготовок. Не поломав инструмент, такие деревья спилить было невозможно. Кроме того, на лесных дорогах активисты стали рассыпать специальные шипы против колёс автомобилей лесозаготовителей. На Гавайях активисты «Земля прежде всего!» повредили оборудования на 300 тыс. долларов, а в штате Вайоминг на 50 тыс. Правда, одному из лидеров организации, Хови Волке, пришлось отсидеть за это полгода в тюрьме. А во время акции против вырубки леса в Орегоне Формена сбил грузовик, в результате чего травма колена осталась на всю жизнь.

В то же время, ряд известных борцов за права природы осуждали действия активи­стов этой организации и, в первую очередь, её руководство за экстремистские действия. По их мнению, насилие над природой нельзя победить насилием. На что Формен отвечал, что если вернувшись домой вы застанете подонков, которые насилуют вашу дочь или жену, а у вас под рукой будет револьвер, то навряд ли вы пойдёте с ними на мировую. «Я являюсь частью дикой природы, защищающей себя… Глядя, как государство самым безбожным образом уничтожает общественные природные земли и природное разнообразие, нам ничего не остаётся делать, как обратиться к любым средствам сопротивления этому уничтожению», – говорил Формен. А по словам одного из активистов, их борьба означает то, что всеобщие истины противостоят несправедливым законам. По мнению членов «Земля прежде всего!», «деревья не менее важны, чем люди». Разумеется, подобные высказывания воспринимались в обществе неоднозначно.

В 2003 году, в период подготовки незаконного строительства судоходного канала через Биосферный заповедник «Дунайские плавни», в эфире одного из украинских телеканалов молодые люди, назвавшиеся активистами «Земля прежде всего!», пригрозили тем, что будут уничтожать технику, если начнётся строительство. Но обещание осталось лишь обещанием, к счастью. А может, к сожалению? 

Постскриптум

Действия экологических экстремистов многим действительно кажутся странными, а то и просто преступными. А их заявления по поводу защиты прав природы некоторые люди считают абсурдом. Тем не менее, следует помнить уроки истории. Ещё каких-то 150 лет назад на территории Украины человека можно было купить, продать или просто обменять на собак. И это считалось таким же обыденным делом, как сегодня сходить за хлебом в магазин. А тех, кто не воспринимал подобного положения вещей и протестовал, могли в солдаты отправить, а то и просто на виселицу. А совсем недавно, в прогрессивном ХХ веке, требования негров в США о равноправии воспринимались частью белого населения как прямое оскорбление. А теперь уже сама расовая нетерпимость считается преступлением. Поэтому, как сказала украинский эколог Т.Гардашук, некоторые идеи радикальных экологистов, которые сначала кажутся экстремистскими, со временем могут становиться приемлемыми для общественности. А американский эколог М.Ли, во многом не соглашаясь с методикой этих организаций, в то же время признаёт, что их появление является закономерным следствием развития общества и обнажает наиболее острые проблемы, а значит, должно мобилизовать людей на их решение.

Конечно, не всегда можно согласиться с методикой действий некоторых организаций. Ведь в их деятельность заложено противоречие. С одной стороны, они часто нарушают законы, что даёт формальный повод назвать их преступниками. Но с другой стороны, не кажется ли тебе, уважаемый читатель, что в нынешнем мире очень много откровенных истин перевёрнуто с ног на голову, в результате чего законодательные акты противоречат здравому смыслу и истинным ценностям? Например, почему человек, расстреливающий животных на охоте и получающий от этого наслаждение, считается нормальной личностью, а тот, кто пытается спасти живые существа, считается либо чудаком, либо фанатиком-экстремистом?

В последнее время в странах, увлёкшихся борьбой с терроризмом, пошла мода зачислять экологические организации в ранг террористических. Особо рьяно этот процесс наблюдается в США и России. Оно и неудивительно. Миллиардеры под шумок борьбы с терроризмом  пытаются покончить с теми, кто не даёт им спокойно продолжать грабить леса и недра.

Но самым удивительным в существовании подобных организаций, на мой взгляд, является то, что в мире, который насквозь пропитан эгоизмом, жаждой наживы, равнодушием и безудержным стремлением к власти, есть те, кому всё это чуждо. И пока в этом мире живут люди, которые готовы воспринимать чужую боль, как свою собственную, не щадя для защиты беззащитных сил, времени, здоровья, свободы, а иногда и собственной жизни, значит, у этого мира ещё не всё потеряно.

Алексей Бурковский

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: