Донецкий аэропорт. Часть 2. Крепость. Киборги

30 жовтня 2014 о 05:00 - 26581
Донецкий аэропорт. Часть 2. Крепость. Киборги

Аэропорт до «русского мира»:

И после:

Довольно смешная и показательная история гуляет по сети. Как пишет один из блогеров, донецкие сепаратисты считают что в аэропорту Прокофьева сидят «какие-то киборги». Да-да, нет дыма без огня…

«Прибился к нам на работу беженец с Донецка. Мои пацаны прилепили ему погремуху «сепаратист» — хотя он зубами и скрипит, так как хоть от новой Киевской власти он (кстати как и мы) не в восторге, но «путинпамаги» он в Донецке тоже не кричал. Один из его бывших сотрудников напился стекломоя и пошёл воевать за ДНР. Звонит наш беженец сегодня узнать как дела этому кренделю. Через минуту разговора зовёт всех и включает громкую связь.

Далее вещает боец Новососсии: говорит я, блин, не знаю, кто защищает Донецкий аэропорт, но мы их три месяца выбить не можем. Пробовали штурмовать — нам таких вломили — мы отошли. Начали накрывать градами — они ныряют в подземные коллектора канализации. После обстрела мы наступать, они выныривают и опять нам дают просраться. Решили коллектора залить стоками канализации. Зафигачили градами — они под землю — мы заливаем коллектора. И типа захватываем территорию аэропорта.

Они по коллекторам перебрались аж до Авдеевки — поднялись наверх — вернулись по верху в аэропорт и опять нам наваляли и нас выгнали. При этом захватили наше оружие, нашу технику и взяли у нас несколько десятков пленных, которых загнали в нами же затопленный говном коллектор и закрыли на замок.

Далее у них начались проблемы с хавчиком (так как Порошенко шоколадных конфеток им не прислал). Они ночью делают вылазку в Донецк — берут в плен ещё пару десятков наших — подсрачниками гонят в аэропорт и оттуда выменивают их (а заодно и тех наших кто в коллекторе говно нюхал) на три тонны хавчика (преимущественно тушёнка).

Я, говорит, не знаю кто там, сидит, но это не люди — это киборги!!!

Свидетелей разговора человек тридцать.»

Донецкий аэропорт. Вид на взлетyную полосу от нового терминала.

Истории историями, но «Неудержимые 4» теперь можно смело снимать тут, в донецком аэропорту, причем в конце фильма отписать: «основано на реальных событиях».

Уже несколько месяцев 3-й полк спецназа и 93-я механизированная бригада под плотным огнем террористов успешно удерживают этот объект. Частичная ротация этих ребят частично прошла только вчера. Боевики между собой называют держажих тут оборону ребят «киборгами». Знаете, я видел этих киборгов, они самые обычные люди, каждый из них мог бы быть вашим соседом. И тут дело не в какой-то супер подготовке какого-то супер спецназа и не в супер современном оборудовании и технике, о которых говорят ватники. Нет. Дело в том, что эти люди понимают за что они стоят, они готовы отдать всё что имеют ради своих семей, своей страны, за каждого из нас.

За время боев военные сдружились в одну большую общину и до автоматизма отшлифовали взаимодействие во время обороны. Аэропорт пробовали штурмовать и батальоны боевиков «Оплот», «Восток», и российские десантники, и спецназ ГРУ РФ. Однако все попытки были неудачными.

«Иначе, как братство, я это назвать не могу. Такие понятия, как чины, должности — они здесь нивелируются», — говорит один из бойцов 93-й бригады.

Вражеские танки и БТР-ы, убедились наши ребята, горят очень хорошо. А разрекламированные российские бойцы падают от пуль так же, как и любой другой. Поэтому в собственных силах победить украинские военные в Донецке не сомневаются. Удержать почти разбитые терминалы аэропорта Прокофьева для них стало делом принципиальным. Но помощь — и техникой, и людьми — здесь точно бы не помешала…

Штурм донецкого аэропорта и киборги, кадры от 29 сентября:

Да, так проходит перемирие в Донецке. Съемки с видеокамеры, установленной на шлеме боевика. Лучшее видео о войне, которое я видел. Есть все: кровь, трупы, мясо крупным планом, кавказские наемники, женщины-снайпера, пальба по аэропорту из жилых домов (и лезгинка в конце — ред.), 30 сентября:

Судя по всему, аэропорт стал мощным порталом для терров, где они добровольно осуществляют переход в другое измерение…

Александр Моторный: «Защитники донецкого аэропорта — стальные люди». Они не любят называть себя героями, но, по сути, уже стали таковыми — тележурналисты и операторы, которые с первых дней противостояния на Майдане и начала военных действий на востоке страны находятся на передовой. Они одеты в каски, бронежилеты, только в руках вместо оружия микрофон и камера. Мы не знаем имен и лиц многих героев войны, но уже хорошо знакомы с журналистами, которые рассказывают о подвигах наших военных. Из этой команды и специальный корреспондент ТСН («1+1») Александр Моторный и оператор Сергей Киселев. Последние две недели они находятся под Донецком и стали первой телегруппой, которой удалось попасть на территорию донецкого аэропорта.

— Вы поехали на восток во время перемирия. Оно хоть как-то ощущается?
— Если месяц назад была более или менее четкая линия фронта, то когда начало формально действовать перемирие, бои стали носить локальный характер. По большому счету, ни о каком режиме прекращения огня речь не шла. Но в то же время мы были на участке дороги между Пантелеймоновкой и Ясиноватой, где командирам подразделений с украинской стороны удалось договориться с руководителями сепаратистов о прекращении огня. Конечно, без каких-то особых гарантий, но бойцы даже нам признавались: «Восемь дней мы уже можем ходить в полный рост». И таких участков достаточно много. Но есть и места, где по-прежнему ведутся бои. Это поселки Счастье, Новоайдар, Дебальцево, Попасная и территория вокруг донецкого аэропорта. В конце минувшей недели по всей линии фронта бои активизировались и очагов противостояния стало намного больше. Причем стреляет все, что только может стрелять: «Грады», «Тюльпаны».
— «Тюльпаны» — это еще более страшное оружие?
— Это самоходная артиллерийская установка, которая стреляет минами очень большого калибра. Командир одной из бригад говорил мне, что несколько раз из «Тюльпанов» обстреливали аэропорт в Донецке. В снаряде этого вида оружия два килограмма тротила и он оставляет после себя 10-метровую воронку.
— Вы с оператором пока единственная группа, которой удалось попасть на территорию донецкого аэропорта, подвергающегося постоянному обстрелу.
— До нашего приезда в зону АТО здесь работал мой коллега Руслан Ярмолюк. Один из командиров подразделения (я не могу называть конкретные данные) оказался его хорошим знакомым. Военнослужащий имеет отношение к подразделениям, которые удерживают донецкий аэропорт. А это кировоградский спецназ, днепропетровская 93-я механизированная бригада, бойцы «Правого сектора». Буквально на днях туда пыталась прорваться часть 79-й десантной бригады и понесла большие потери. Подступы к аэропорту, по сути, тылы, охраняют бойцы батальона «Днепр». Через знакомого Руслана нам удалось договориться о возможности попасть в аэропорт. Мы приехали на крайние позиции и провели там около двух суток в ожидании конвоя, который должен был сопровождать нас в донецкий аэропорт. Сектор обороны составляет 220 градусов, аэропорт полностью не окружен. Есть участок, где нет боевиков, его держит подразделение «Днепр». От наших позиций до аэропорта примерно 2,5—3 километра. Дорога, соединяющая эти два места, находится под постоянным огнем. Проехать по дороге можно только, как говорят ребята, в броне. Конвой занимается тем, что подвозит бойцам боеприпасы, еду, воду, забирает убитых, вывозит раненых.
— Такая дорога жизни…
— Громкая фраза, но на самом деле, наверное, так оно и есть. Мы проехали эту дорогу в сопровождении танка, БМП, находясь в МТЛБ (малый тягач, легкий бронированный). Взяли с собой минимум оборудования. Слава Богу, доехали, хотя эта дорога была очень опасной. По нам постоянно велся огонь, летали осколки. Наша броня спасает от автомата Калашникова, но если оружие чуть сильнее, то она уже не поможет. Когда мы ехали, у меня было ощущение полного бессилия и понимания того, что сделать ты ничего не можешь. Я в каком-то смысле фаталист. Не случилось — значит, еще не время…
В донецком аэропорту мы провели полтора дня. Бойцы нас встретили и первым делом накормили, напоили чаем. У спецназа оказался прекрасный повар. Это парень-контрактник, непрофессиональный кулинар, который воюет наряду со всеми, а готовить — просто его дополнительная обязанность.
Знаете, какое мое впечатление от встречи с бойцами? Там находятся стальные люди. Конечно, сложно сейчас судить о степени героизма, поскольку уже много чего мы увидели за время военных действий. Но ребята действительно заслуживают восхищения. Мне очень хотелось о них рассказать. При всей непростой ситуации они действуют абсолютно хладнокровно, так четко и слаженно, что не остается сомнений в нашей победе.
— Что из себя сейчас представляет донецкий аэропорт?
— Говорят, именно в Донецке была одна из самых лучших бетонных взлетно-посадочных полос. Так вот, она уцелела. От терминалов мало что осталось. Они сейчас больше напоминают первую стадию своего строительства, когда стояли лишь бетонные перекрытия. Позиции бойцов разбросаны по всей территории аэропорта. Они там и окопы нарыли, блиндажи, секретные места. У них есть достаточно техники, снарядов, боеприпасов. Из машин аэропорта не осталось ничего, они стоят грудой покореженного металла вдоль всего терминала. Я видел лишь полтора самолета. Один лежит прямо на взлетной полосе рядом с терминалом. Хвостовая и носовая части у него уцелели. Недалеко валяется часть еще одного самолета.
*От донецкого аэропорта мало что осталось. Он сейчас больше напоминает первую стадию своего строительства, когда стояли лишь бетонные перекрытия
— В аэропорту есть бойцы, которые находятся там уже пять месяцев?
— Да, этих ребят много. Они говорят, когда заходили в аэропорт, он еще был в полном порядке. Более того, в начале августа (туда на смену 25-й десантной бригады заходила 93-я) еще сохранялись указатели, надписи аэропорта и были не повреждены некоторые внутренние помещения. За последний месяц все резко изменилось. Бойцы говорят, если раньше боевики работали, в основном, по территории, то с 14 сентября активно начали вести стрельбу по терминалам.
— Какое настроение у бойцов?
— Командир спецназа мне признался, что у него было несколько бойцов, которые морально не выдержали напряжения. Есть военные, которые уехали, передохнули и вновь вернулись. Как говорят сами ребята, те, кто там остался, настоящее братство. Безусловно, им тяжело, они хотят домой, мечтают отдохнуть. Но когда им задаешь вопрос о том, что, дескать, есть договоренность об обмене, они взрываются и отвечают: «Какой, к черту, обмен, если тут погибли наши друзья. Мы за это стояли, стоим и никому не отдадим». Понятно, что они выполнят приказ как люди военные, но отдавать аэропорт не настроены.
— Бытовые условия у наших бойцов терпимые?
— Стационарного электричества и воды нет. Но ребята мастера на все руки, с помощью генераторов решают все проблемы. Время от времени у них появляется электричество, они находят способы доставлять воду. Большинство бойцов, особенно спецназа, гладко выбриты. Но есть и другая часть — бородачи. Они говорят, что сбреют бороды, когда победят. Ребята нормально питаются и сумели наладить свой быт, находятся в неплохой форме. Бойцы стараются придерживаться режима тишины, лишь время от времени выходят на связь со своими близкими. Мы даже один раз по Интернету сумели включиться из аэропорта в прямой эфир ТСН.
— Я видела этот сюжет. Вы делали репортаж, находясь буквально в нескольких шагах от солдата, который вел бой. Неужели не было страшно?
— Бой велся на расстоянии 50 метров. Конечно, это очень близко. Что я чувствовал? Наверное, уже ничего. У меня как-то странно реагирует организм на подобные вещи. Конечно, было страшно, я не поверю никому, кто скажет обратное. Когда ты боишься, то как минимум предпринимаешь усилия для того, чтобы себя обезопасить. По большому счету, ведь никто нас не посылал в донецкий аэропорт. У нас самих было понимание того, что это надо сделать. Понятно, когда журналисты попадают в подобные места, бойцы невольно берут на себя ответственность за них. В этом случае я всегда говорю, что готов выполнить любой их приказ. Если надо упасть лицом в грязь, тут же сделаю это.
Признаюсь, если бы у нас была возможность, мы бы еще задержались в донецком аэропорту. Просто у нас с оператором «села» абсолютно вся аппаратура. Обратно возвращались той же дорогой. Нас сопровождал конвой, а в числе ребят — капитан по имени Сергей. Он был ротным 93-й десантной бригады, такой боец до мозга костей. Каждый день ездил этой дорогой жизни, вывозя раненых и доставляя продовольствие. Когда мы возвращались, начался обстрел, экипаж танка отказался ехать. Тогда Сергей сам сел на место механика-водителя в танк и благополучно вывез нас и одного раненого парня в безопасное место. А несколько дней назад я узнал, что Сергей погиб. Это случилось в тяжелом бою возле донецкого аэропорта. Лишь на следующий день Сергея, сильно обгоревшего, смогли вытащить из БТР. Вот такое перемирие…
— Кто воюет против наших бойцов?
— Аэропорт атакуют сразу с нескольких сторон разные группы, которые, по всей видимости, не подчиняются единому командованию. Там есть батальоны «Оплот», «Восток», отряд полевого командира с позывным Чечен. Со стороны Донецка аэропорт атакует отряд боевика с позывным Гиви. Почему активизировались атаки? Якобы этому Гиви пообещали большую сумму денег, если он до определенной даты возьмет аэропорт. Для всех это очень важная стратегическая точка. А для наших бойцов она стала и неким рубежом, за который нельзя отступать.

Террористы атакуют аэропорт Донецка с криками «Аллах акбар».

Немного об общей картине.

Если коротко, Донецкий аэропорт — постоянная военная угроза для рассеян. Пока украинские ребята здесь, все силы российских банд противника будут сконцентрированы в этой точке. Как только ребята уйдут — сразу вспыхнут несколько новых горячих точек в других местах. Сейчас в этом районе, помимо регулярной российской армии, собрались все самые конченные уголовники, алкоголики и наркоманы, которым дали оружие. И здесь их будут убивать.

Если длиннеее. После подписания минских соглашений относительное прекращение огня установилось в большинстве точек, кроме некоторых, в которых бои наоборот сильно усилились. В первую очередь, это касается Донецкого аэропорта. По своему прямому назначению он уже не может использоваться без серьезных восстановительных работ. В качестве базы для потенциальной рашистской авиации он тоже почти бесполезен, ведь украинским войскам ничего не стоит подорвать взлетно-посадочные полосы, как это уже сделали перед уходом из Луганского стертого с земли аэропорта. Зачем же тогда рашисты гробят людей и технику, ежедневно штурмуя аэропорт, а также некоторые другие зоны контроля украинской армии?

Причин тут вырисовывается несколько, первая из них — дело в том, что любая война в конце концов заканчивается. Обычно, если война заканчивается патовой ситуацией, например, как это было в корейской войне, между враждующими силами устанавливается демилитаризированная зона. Это может быть просто ничейная земля, а может быть коридор, который контролируют международные силы. Нечто подобное предполагалось и минскими соглашениям — помните, по 15 км с каждой стороны без тяжелой техники? Так вот, если рано или поздно какие-то соглашения начнут исполняться — придется в самом деле устанавливать такую зону. И тут окажется, что такие точки, как Донецкий аэропорт, Дебальцево, Счастье и Станица-Луганская не оставляют на теле Псевдороссии ни одного серьезного центра. От аэропорта до самых дальних окраин Донецка и Макеевки — не более 30 км.

От блокопостов на Дебальцевском плацдарме и из Авдеевки перекрывается тридцатикилометровой зоной вся Горловка. В свою очередь, из Счастья до южных окраин Луганска менее 30 километров. Получается, террористам, чтобы выполнить минские соглашения, надо увести тяжелую технику из всех главных городов Донбасса! А если будет принято решение вводить в эти зоны миротворцев, то в активе у рузкого мира останутся только депрессивные поселки, в которых даже на металлолом нечего уже резать. Поэтому, кстати, мелькала информация о возможном обмене Новозовоска и окрестностей на Донецкий аэропорт — ведь все равно, от крайних рубежей обороны Мариуполя до границы с Московией порядка тридцати км, его и так придется отдать…

Но кроме стратегической важности Донецкого аэропорта как точки, от которой может отсчитываться демилитаризированная зона при реальном перемирии, есть еще тактическая и политическая.

Тактическая — аэропорт является плацдармом, с которого может быть начато освобождение Донецка. Не могут ватники спать спокойно, пока у них под носом украинская армия и страшные правосеки. Говорят, там еще бункера со стратегическими запасами — но это уже на уровне слухов. Ну а политическая важность аэропорта, которая имеет значение больше для ватных романтиков, на самом деле верящих в светлое будущее Донецкой наркоманской республики — территория аэропорта официально входит в границы Донецка. Что же это за государство такое, которое не контролирует полностью даже свою столицу?

Именно поэтому рашистские главари гонят на убой сотни своих зомби и десятки единиц техники. И поэтому Донецкий аэропорт это не просто Брестская крепость, как стало модно сейчас сравнивать. Это гораздо больше как по важности, так и по героизму обороняющих его бойцов…

Ожесточенные штурмы российскими солдатами и днр-овцами идут тут каждый день и по несколько раз. В боях за аэропорт Донецка уничтожены десятки русских спецназовцев и сотни боевиков, несколько танков. Есть тут одна статейка от участника событий со стороны ДНР, пишет про один из штурмов, в ней говорится что все данные были получены от «раненых и их товарищей, которые их проведали».

Автор поста также сразу оговаривается, что хронология «сегодняшней битвы за аэропорт» (события 2 октября) может быть неполной, и он мог что-то упустить, поскольку не располагает всей информацией. Однако и того, что он рассказал, достаточно для того, чтобы иметь приблизительное понимание того, насколько тяжелые потери понесли боевики и помогающие им российские спецподразделения в ходе штурма донецкого аэропорта 2 октября.

«Короче, я вернулся из Калинина (обл. больница), принял душ и теперь поведаю восстановленную примерно хронологию сегодняшней битвы за аэропорт. Скажу сразу, могу что-то упустить т.к. не располагаю 100% информацией. Все данные получил от раненых и их товарищей.

Итак, в 5 утра объявили о выдвижении в район аэропорта ударной смешанной группы, там всех понемногу: «Оплот», «Восток» (его уже почти и нет, новых давно не завозят, так что их всего с пару рот наберется), славянский батальон (от него осталось не больше роты), «Кальмиус» и какие то ребята из РФ. Название отряда не знают, но ребята не кадровые военные. В общем, всего чуть. Больше 400 человек. На месте их ждали упакованные «космонавты» около 60 человек, мне сказали, что, вроде бы, с «Альфы» (но я не особенно этому верю, может ССО какие нибудь, «Альфа» ведь по контртеррору и освобождению заложников). Их командир представился майором, дал вводную. Из техники у группы было 8 танков (72 и 64), 3 бмп и несколько бтр, потом подогнали 4 грузовика с ЗУ. Рядом разместили батарею минометов и несколько нон.

Где то в это же время начался обстрел аэропорта из гаубиц/градов/ураганов (находятся в Макеевке). И после артподготовки началась первая атака, скорее всего разведка боем. Треть отряда под прикрытием 2 танков и ЗУ двинули к терминалу. Перед этим разведка докладывала, что на территории нет брони (её вывели накануне). Через 10-15 минут танки почти синхронно были поражены с километрового расстояния, у одного сразу башню оторвало, другой загорелся и начал отходить. И тут же начал бить крупный калибр и снайперы, пехота залегла и по ним сразу же стали работать минометы. Высунуться и отойти они не могли, т.к. их сразу же снимали снайпера и зажали с утесов. Тогда отправили танки на их прикрытие 2 танка/2 бмп/1 грузовик с ЗУ. ЗУ подавил огнем их крупный калибр, а пехота начала прятаться за броней, как вдруг их накрыли огнем из гаубиц причем очень метко, буквально в 500 метрах от старого терминала. Причем некоторые снаряды даже попадали по новому терминалу, где сидели укры (но их это, наверно, не сильно смущало). Короче, половина вышла, коробочки почти все разметало, выскочил только бмп, водителя грузовика сняли из снайперки крупного калибра, он там и остался.

Подождав до 11 часов, отправили втоую группу, к тому времени подъехала группа брони (на т-72), часть попала под огонь артиллерии на въезде (1 танк сгорел, 2 отбуксировали). Их прикрывали 8 гаубиц «Гиацинт» на объездной и минометная батарея. 2 «Гиацинта» накрыли огнем, часть свалила в район Макнии и больше не отсвечивали. Короче, и 2 группу (где был мой друг) ждали неприятности, когда они под прикрытием 6 танков рванули их сразу же накрыли артой, а потом ВНЕЗАПНО прилетели самолеты и устроили геноцид (причем били не нарами и фабами, а издалека не заходя в зону поражения). Короче из 130 человек остались 14, да и то почти все раненные, моему кенту прошило ноги. Там был ад, горела техника, в эфире орали раненные.

Много раненных оставили там, да и трупы все тоже. В 13:00 прибыли российские войска на новеньких модернизированных Т-72, все в нормальной экипировке. Около 50 грузовиков и почти 3 десятка танков. И тут начался реальный замес: по аэропорту лупили из всех калибров, и под прикрытием брони опять полезли на штурм. Десантура (а там вроде были ДШБ) дошли до старого терминала, как тут их накрыли градами/ураганами и минометами, а на взлетку выкатились танки из Песков (укры). Несмотря на, это ДШБ выбило укров из старого терминала, заняли гостиницу, гаражи. И дошли до первого этажа нового. Дальше не знаю, но из нового никто не вернулся, космонавтов тоже никто не видел (труп майора потом отдали), а еще через час укры выбили десантуру из старого терминала, гаражей и гостиницы. Сейчас идет обмен пленных (из тех 495) на трупы. Трупов реально дофигища, а укры еще и стебутся в открытом эфире. Технику подбитую эвакуировать не дали, сейчас аэропорт под полным контролем ВСУ, пустили 3 безоружные группы для сбора трупов. Точно кол-во потерь не скажу, но не меньше 2 сотен точно, тому как у оппов из утренней группы меньше сотни всего осталось с учетом раненных. И еще укры теперь будут менять трупы военных РФ на грузовики, у них их не хватает».

О тех же событиях, но с другой стороны.

Съемки одного из штурмов во время премирия, 2 октября:

А это видео о Донецком аэропорте от 3 октября:

В одной из атак в этот день погибло несколько украинских ребят:

Еще одно крутое по раку мозга снимавшего видео. Гениальный сюжет, за который впервые не стыдно сказать спасибо российскому «Первому каналу». Уж не знаю, зачем они выпустили это в эфир, может, там в редакции тайно работает украинский шпиен, но так или иначе на видео зафиксированы факты обстрела боевиками позиций украинских военных в донецком аэропорту из жилых домов.

При этом из сюжета так же следует, что в доме по-прежнему живут люди, а сепаратисты отлично понимают, что в ответ на их стрельбу также прилетят снаряды. То есть, сознательно прикрываются мирными жителями, чтобы затем заявить о страшных обстрелах, которые украинцы ведут по Донецку только потому, что ненавидят его жителей и мечтают убить как можно больше мирных людей. ДНР цинично использует дончан в качестве пушечного мяса для страшных телекартинок.

К слову, даже на этом видео нет доказательств обстрела артиллерией ВСУ жилых районов. В кадре видны только взрывы, произведенные неизвестно кем, и комментарии одного из «ополченцев». Все как всегда.

Или вот, стрелять из зенитной установки, которая находится в жилом квартале — это тоже норма. Обратите внимание на явный рассейский говор:

Виды на аэродроме апокалиптические. Терминалы сейчас фактически разрушены, вокруг разбросана сгоревшая техника. Однако над всеми ключевыми высотами как знак жизни и несокрушимости развеваются украинские флаги. Бойцы изо всех сил обороняют терминал и взлетную полосу аэродрома, которые стремится захватить враг. Среди защитников есть спецназовцы кировоградского полка, которые выбивали боевиков из аэропорта и сдерживали первый штурм чеченских наемников от 26 мая.

Донецкие киборги возле отжатого у россиян Т-64.


Один из Киборгов ДУК ПС в аэропорту Донецка. Киборгу 18 лет.


Типичный киборг из ДУК ПС.

Записи от 4-го октября:

 

Источник: BadBrothers.com.ua.

Донецкий аэропорт. Часть 1. Что есть что. Первые штурмы.

Донецкий аэропорт. Часть 3. Плацдарм

Поділитися: