«Тень экс-директора»

29 вересня 2014 о 14:03 - 5069

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


«Тень экс-директора»

 

В свете последних событий в стране значение городских ритуальщиков переоценить вообще трудно. Днепропетровская область ближе всех к так называемой «зоне АТО», где воюют украинские воины, отстаивающие сейчас право Украины быть полноценным независимым государством.

И погибших (которых гораздо больше, чем это сообщают официально) везут в основном сюда – в Днепропетровск. Занимаются «двухсотыми» наши городские ритуальщики. И с возложенной задачей по захоронению погибших украинских воинов в зоне АТО справляются. Многие проблемы, которые были еще 2-3 месяца назад, устранены, схема эффективной работы в целом налажена.

Хотя поначалу было не все гладко. Но откуда, казалось бы, вообще могут быть проблемы у предприятия, которое занимается захоронениями уже 23 года и, по идее, имеет мощную базу, колоссальный опыт и «карт-бланш» от городских властей?

Но давайте же немного углубимся в историю и тогда многое станет ясно.

Бурные 90-е: сомнительная приватизация

Итак, после развала СССР в городе захоронениями занималась структура, название которой обозначалось скромной аббревиатурой ДГКП (Днепропетровское городское коммунальное предприятие). В наследство от Союза ритуальщикам досталась весьма мощная материально-техническая база.

Только техники было 19 единиц техники, в том числе 9 катафалков, кран, самосвал, автобусы. Было и свое производство – в частности, на территории Запорожского кладбища коммунальщики изготавливали памятники, а по адресу Комсомольская, 10-А размещался цех по производству ритуальной атрибутики. По этому же адресу, но в другом здании располагался, собственно, главный офис ДГКП.

Руководил предприятием Валерий Семенович Гомилко. И вряд ли кто-либо из его большого коллектива мог даже предположить, что по воле директора уже через 4 года коммунальной ритуальной структуры не станет вообще. И многие начнут терять работу.

Но так все и произошло. «Бурные 90-е» наш читатель помнит хорошо. Трудно забыть и волну сомнительных «приватизаций», на которых наживалась определенная прослойка шустрых дельцов. Таким неожиданно оказался и Валерий Семенович. В 1995 году он умудрился приватизировать коммунальное ритуальное предприятие – разумеется, вместе с имуществом и помещениями. На месте ДГКП возникло ООО «Эдельвейс» во главе с Гомилко.

Часть рабочего коллектива была сокращена, и впоследствии увольнения шли регулярно. В 1995 году в ДГКП работало более 200 человек, сейчас в «Эдельвейсе» трудится не более 20-ти. «Оптимизация» коснулась и техники, которая стала банально понемногу распродаваться. Ведь частное предприятие формально не обязано заниматься благоустройством кладбищ. Коммунальный директор стал бизнесменом и мыслить стал соответственно.

А то, что коммунальной ритуальной структуры в городе не осталось – уже никого особо не волновало. Хотя «Эдельвейс» и стал правопреемником коммунальщиков, и, по сути, все захоронения шли через эту фирму. К концу 90-х стали в городе стали появляться другие частные ритуальные структуры, но именно «Эдельвейс» оставался центральной структурой в этой сфере.

А Гомилко, по сути, оставался «директором кладбищ», причем формально не подчиняясь ни городу, ни области. Свое предприятие он передал в управление родственникам, а сам ушел на работу в облсовет, где трудился аж заместителем приснопамятного Павла Лазаренко.

2000-е: коммунальщики начинают «со стола и стула»

Монополия «Эдельвейса» неожиданно закончилась в 2003-м году, когда вышел новый закон Украины «О захоронениях». Закон предписывал заниматься захоронениями исключительно коммунальным структурам и «выгонял» частников с кладбищ. В нашем городе было создано Днепропетровское городское специализированное коммунальное предприятие, сокращенно – ДГСКП.

То есть название почти такое же, как и у разваленной в 95-м году структуры. «Эдельвейс» же накрыла еще одна мощная волна сокращений. Естественно, комплекс зданий на Комсомольской 10-А остался за «Эдельвейсом». Этой же фирме принадлежат гаражи, цех по изготовлению памятников и другие строения на Запорожском кладбище (тоже когда-то были за коммунальщиками).

Там же с подачи Гомилко была построена автомойка, по законности которой до сих пор остаются вопросы – особенно в части соблюдения экологических норм.

Работать в новосозданном ДГСКП стали уволенные из «Эдельвейса» сотрудники.

«Мы начинали со стола и стула, – вспоминает один из них. – Нас выгнали на улицу и не дали ничего. Ютились в каких-то полуподвалах и пытались кое-как наладить работу. Не было ничего – ни техники, ни производственной базы, ни толком средств».

Впоследствии городским ритуальщикам выделили помещение на Погребняка 18-Б, где они находятся и поныне. Без материально-технической базы настроить работу «с нуля» было архисложно. Тем более что частные ритуальные конторы (к которым принадлежит и «Эдельвейс») были совсем не заинтересованы в мощном «коммунальном конкуренте».

А что Гомилко? После бегства Лазаренко за границу Валерий Семенович ушел из облсовета и устроился работать в областной профсоюз. Затем решил попробовать себя в качестве руководителя коммунальной ритуальной службы, но на этот раз – в Днепродзержинске.

Не получилось – буквально через несколько месяцев уволился и стал… проректором в Днепропетровской Академии управления, бизнеса и права (ДУЭП), где сидит и по сей день.

2010-е: и снова Гомилко

В 2011 году коммунальная ритуальная служба в Днепропетровске пережила реформу. На базе ДСКП было создано ГКП «Ритуальная служба», назначен новый директор. Мы много писали о «новом подходе» Ванды Сировской и результатах «реформ».

Справедливости ради отметим, что именно при Сировской КП попыталось оспорить ту странную приватизацию, которую в 90-е провел Гомилко. И в Хозяйственном суде Днепропетровской области коммунальщики победили. Но вернуться на Комсомольскую 10-А им не удалось – в Днепропетровском апелляционном хозяйственном суде они, почему-то, проиграли.

А в нынешнем году КП «Ритуальная служба» снова получила «привет» от Гомилко. История следующая. В помещении на ул. Погребняка с ритуальщиками уже несколько лет располагался отдел государственной регистрации смерти Регистрационной службы Днепропетровского городского управления юстиции, где родственники покойных оформляли определенные документы.

Это было очень удобно для людей, так как в самом КП тоже необходимо получать документы. То есть все в одном месте и ездить никуда не нужно. Коммунальщики не брали арендную плату – государственные регистраторы вносили символическую 1 гривну ежемесячно.

Но в августе отдел регистрации смерти внезапно решил переехать на …Комсомольскую, 10-А! То есть в гостеприимное ООО «Эдельвейс», которому платить за аренду управление юстиции будет побольше, чем гривну.

Формально такое решение руководство городской юстиции объяснило так: мол, нашим сотрудникам удобнее добираться в центр на Комсомольскую, нежели на Погребняка.

Но теперь родственникам умерших придется мотаться между Погребняка и Комсомольской.

Зачем все это «Эдельвейсу»? Очень просто – родственники приезжают на Комсомольскую, оформляют документы, и здесь же им предлагают воспользоваться услугами «Эдельвейса» (покупка гробов, атрибутики, катафалк и т.д.). Каким образом госрегистраторов мотивировали переселиться – вопрос открытый, и аргумент «сотрудникам удобнее ездить» не выдерживает критики.

Кто мотивировал – догадаться нетрудно – ведь очевидна выгода для фирмы, возглавляемой Алёной Гомилко, дочерью Валерия Семеновича. А если кто-то находит, то кто-то теряет, верно? В роли теряющих оказались родственники умерших и, собственно, коммунальные ритуальщики.

Таким образом, Валерий Гомилко стал каким-то «злым духом» для коммунального ритуального предприятия. 20 лет назад ДГКП при нем было уничтожено (приватизировано, а по сути – раздерибанено). А уже в наше время новосозданную структуру преследует «тень экс-директора» в виде вышеописанных странных поползновений.

И все это происходит при попустительстве как контролирующих органов, так и наших местных депутатов. Про горисполком и говорить нечего – там, похоже, никогда особо и не заморачивались над решением проблем в коммунальной сфере. А пора бы.

Я думаю, что на многие вопросы, которые были озвучены в начале статьи, читатель получил ответы. История, как говорится, продолжается, и мы будем держать вас в курсе.

Кстати

КП «Ритуальная служба» установило цену за социальное захоронение: 1.302,57 грн.

«1.302 гривны 57 копеек – такова минимальная цена полного комплекса услуг по социальному захоронению. В указанную сумму входит копание могилы, услуга по транспортировке (катафалк), гроб, ритуальная атрибутика и т.д. Это достаточно умеренная цена по сравнению с ценами частных структур, которые предоставляют такие услуги.

Если же заказчик, например, заказывает гроб по более высокой цене, то и общая сумма соответственно возрастает», – отметил директор предприятия Валерий Литвиненко во время пресс-конференции, информирует пресс-служба горсовета.

«Кроме того, работает круглосуточная служба приема заказов предприятия – 713-45-63, 795-03-03, 067-112-03-03», – сказал он.

Как сообщается, на балансе КП «Ритуальная служба» находятся 23 кладбища, из них 16 являются закрытыми, 5 – частично закрытыми (происходит захоронение в местах семейного захоронения, а также подзахоронение умерших в существующих могилах с разрешения людей, причастных к месту захоронения) и 2 открытых кладбища – это Краснопольское и Ново-Игреньское.

Станислав Николаенко

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: