Епископ Днепропетровский и Криворожский Симеон: «Церковь объединят простые украинцы»

17 вересня 2014 о 19:15 - 6565

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Епископ Днепропетровский и Криворожский Симеон: «Церковь объединят простые  украинцы»

Ваше Высокопреосвященство, в какой ситуации находится Украинская православная церковь Киевского Патриархата в Донецкой области?

– Ситуация, связанная с Донбассом, очень острая.  Украинцы – сильная духом нация, но бои продолжаются и страдают люди, проливается кровь. Украинская православная церковь Киевского патриархата поддерживает военных и верующих людей. Священнослужителям приходится нелегко, потому что сепаратисты и российские военные, к сожалению, уничтожают и храмы.

– Речь идет о разрушении церквей?

– Да, их разрушают, боевики стреляют как по мирному населению, так и по храмам. Недавно архиепископ Донецкий и Мариупольский Сергий рассказывал, что сепаратисты за его задержание обещают неплохое финансовое вознаграждение. Были случаи, когда террористы брали в плен наших священников, но с Божьей помощью, их отпустили. В  подобные ловушки попадало и духовенство из греко-католической церкви.

Чтобы сохранить свои жизни, многим священникам приходится искать пристанище в других городах.  Террористы угрожали им и их семьям, некоторых даже планировали расстрелять. Днепропетровская епархия помогает таким священникам.  

Сам владыка Сергий свою паству  в беде не оставит.  К тому же, он опекается домом престарелых. Да и наши солдаты очень нуждаются во внимании духовенства. Иногда они спрашивают у священников, к какому патриархату они относятся. Бойцы предпочитают общаться со святыми отцами из УПЦ КП.

Так же, при Днепропетровской епархии действует капелланская служба, которую возглавляет отец Димитрий. Он каждую неделю ездит в зону АТО: привозит продукты и амуницию военным и помогает выбраться людям из зоны боевых действий. Владыка Сергий  просил привезти пищу для жителей дома престарелых, потому что все свои  запасы они отдали солдатам. Мы поддерживаем его в этом благом деле и передаем продукты питания.

Как видите, УПЦ КП не отсиживается как УПЦ МП. У меня возникает вопрос, почему они так тихо сидят? Наверное, они ждут «своих», а сепаратисты сюда не придут.

Я убежден, что сегодня нужно называть вещи своими именами: многие священники Московского патриархата в Донецкой и Луганской областях  поддерживают сепаратистов. Митрополит Донецкий Илларион от УПЦ МП, благословлял террористов как освободителей. А сколько примеров в СМИ, когда стреляют с колоколен церквей УПЦ МП по нашим блокпостам? Я уже молчу о том, что священники отказываются отпевать погибших украинских военных. Это не вкладывается в здравый смысл, когда видишь и слышишь такое. Думаю, этому придет конец.  Украинцы – народ свободолюбивый и миролюбивый, который просит Бога о помощи.  Он нас любит и поддерживает, даже когда мы проходим такие тяжелые испытания. У нас все получиться, ведь Бог там, где правда, а правда – это и есть Бог.

– Расскажите более подробно о капелланстве.

– Ввести капелллнскую службу государственной власти предложил Совет церквей Украины. В этот орган входят представители разных религий, не только христиане. Духовенство собирается, когда нужно решить наболевшие вопросы касательно морали, совести, и т.д. Они встречаются с премьер-министром и президентом. Каждый год на Совете церквей меняется председатель, чтобы ни одна конфессия не осталась обделенной. 

Капеллан  – это духовный отец солдат.  Он исповедует, причащает, крестит и психологически поддерживает наших бойцов, а так же, может исполнять обязанности санитара.  Например, отец Димитрий, в полевых условиях проводил обряд крещения. Думаю, что Верховная Рада примет законопроект о капелланстве.

Сейчас,  наши священники помогают солдатам в добровольческих батальонах. Более 30 святых отцов из Днепропетровской епархии постоянно ездят в зону АТО. Шестеро священников записалось в армию. Они укрепляют солдат духовно, но не стреляют.

-Какая ситуация в Крыму? Насколько мне известно, оккупанты отбирают церкви у священников УПЦ КП. Поэтому, верующим Киевского патриархата, мусульмане разрешили молиться в мечетях.

– Когда мусульмане увидели, насколько неправдиво притесняют украинскую церковь, они  решили предоставить помещения мечетей для свершения православных богослужений украинским общинам. Горе объединяет всех.

В Крыму нашим священникам действительно живется очень нелегко. Архиепископ Симферопольский и Крымский Климент мне рассказывал о пытке захвата кафедрального собора, но церковь, на сегодняшний день, отстояли. В отместку за это, оккупанты просят огромнейшую плату за ее аренду.

 Я думаю, что освобождение полуострова  – это лишь вопрос времени. Мы его вернем, и украинское слово еще туда зайдет с великой силой. И народ, который там проживает, понимает, что он потерял. Те, кто голосовали на референдуме, каяться.  Божья правда восторжествует и в Крыму, и в Луганске и в Донецке.

– Но ведь церковь принадлежит общине, соборы как офисы в аренду не сдают.

– Тем не менее, так называемая новая власть считает по-другому. Это – нонсенс. До  российской оккупации в Крыму не было ничего подобного. Нескольким священникам  даже пришлось покинуть полуостров из-за угроз. Пытались запугать и владыку Климента –  спалили его дачу.

– В Луганской области ситуация такая же сложная?

– Епископ Луганский и Старобельский Афанасий, рассказывает, что положение понемногу заходит в критическое состояние. Защита родины должна быть не только делом патриотов из добровольческих батальонов. Я считаю, что этот вопрос нужно решать на уровне РНБО, министерства обороны. Страждущим людям и войскам не достаточно помощи только от волонтеров и церквей.  

К сожалению, в 90-х годах мы получили Украину как лакмусовую бумажку, а сегодня мы ее отстаиваем на войне.  Думаю, это свидетельствует, что украинцы далеко отошли от  России. Мы не против россиян. У нас своя история, своя церковь, своя власть и мы в своей хате сами разберемся. Главное чтобы они нам не помогали.

– Проходят ли консультации по поводу объединения церквей в Днепропетровской области?

-Еще во времена Майдана в феврале, мы вместе с интеллигенцией, духовенством и активистами прошли крестным ходом  от центральной площади (сегодня это площадь Героев Майдана) к Троицкому собору, чтобы призвать руководство  УПЦ МП к объединению. Естественно церковь никто не захватывал (смеется). Митрополит Ириней так и не вышел, наверное, не имел такого разрешения сверху. Мы призывали их к диалогу не один раз, я даже отдельно писал обращения. Руководство  УПЦ МП начинает думать про объединение только благодаря давлению активистов и прихожан. Например, Ириней сейчас проповедует на украинском языке, хотя на протяжении 20-ти лет читал проповеди на русском.

Среди священников УПЦ МП есть и сознательные украинцы, но они бояться перейти в УПЦ КП. Я думаю, если кто-то из них примет это решение, остальные последуют такому примеру, но к сожалению, часть священников любит русского царя-батюшку.

– Какие это священники?

– Все зависит от  ценностей настоятеля, от того, что он проповедует. Если у него весит в церкви Путин – он демонстрирует свою политическую позицию.  Московский патриархат – это шестая колона в Украине, к сожалению. Пятая – коммунисты и регионалы. Бывали случаи, когда священники  из УПЦ МП передавали оружие террористам.

– В областях Западной Украины духовенство и общины переходят  из УПЦ МП в УПЦ КП. Случалось ли что-то подобное на Днепропетровщине?

– Таких случаев пока не было, но идет диалог. Я думаю, что он  будет иметь хорошее развитие. Церковь объединить сможет народ.  Ведь это –  глас Божий.  Даже Янукович, который думал, что взял все, народ не переборол.

Так же, нужно понимать, что помещение храма – это собственность общины. Если община сознательная и проукраински настроенная и ее поддерживает священник, процесс происходит легко и быстро. Но бывает и так, что прихожане – патриоты, а настоятель – нет. Правая рука должна знать, о деяниях левой. Я думаю, на уровне парафии бывают собрания, где представители общины разговаривают со священником.  Если настоятель занимает пророссийскую позицию, то она как контролирующий орган парафии может его попросить покинуть приход.

–  Как поступить представителям общины, если священник исповедует прокремлевскую позицию?

– Они могут обратиться в епархию УПЦ КП. Это моя личная компетенция назначить священника, для службы в той или иной парафии. Если я вижу, что община переходит, а священнослужитель этого не хочет, мы посылаем  другого настоятеля. Иногда бывает ситуации, когда священник говорит: «Я, моя семья, и церковь переходит в УПЦКП» – тогда он и дальше будет служить в своем храме.

– Ходят слухи, что митрополит Ириней не против перейти в УПЦ КП.

– Это – неправда. Он прикрывается украинским словом и даже может стоять возле нас на День Независимости, но это не  говорит о его патриотизме.  Если он будет поступать иначе, придут люди под епархию и скажут: «Владыка, вы же не за Украину, зачем вы лукавите?».

– На каком уровне межконфессиональный диалог с  Украинской автокефальной и греко-католической церквями?

–  С УА ПЦ и УГКЦ  у нас постоянные контакты – это украинские церкви. Вопрос больше стоит по поводу объединения с УПЦ МП. Мы не присоединяемся, а объединяемся, ведь Украинская православная церковь Киевского Патриархата – самодостаточная религиозная организация, которая на сегодняшний день имеет более 6 000 парафий, более 7 000 представителей духовенства. По результатам социологических опросов, верующими УПЦ КП являются более 12 000 человек, работают семинарии, академии, монастыри – это огромная церковь с которой нужно считаться. Ее признает сам народ.

– Некоторые священники в храмах московского патриархата  не упоминают в молитвах власть.

–  Думаю, это позиция настоятелей отдельных храмов, но не иерархов УПЦ МП. За руководство страны нужно молиться, если оно, конечно же, не безбожное. Когда на Майдане начались расстрелы, Священный синод УПЦ КП постановил прекратить упоминать в молитвах  Виктора Януковича и членов правительства. И что вы думаете?  Буквально через  две три недели  сбежал президент, потому что Господь лишил его благословения. Перед выборами нового главы государства церковь молилась, чтобы волеизъявление прошло успешно. Теперь, у нас есть президент и не важно, хотят его признавать в России или нет. Если власть что-то делает не так – Бог ей судья.

– Владыка, возможно ли из сторонника русского мира сделать украинского патриота?

–  Возможно. Один пример убедительнее за 100 проповедей вместе взятых. Когда ты – патриот и проводишь День Независимости не на огороде, а  идешь на митинг, ходишь с  флагом, берешьукраинский молитвослов в руки и, читая молитву за Украину, становишься на колени – это отличный пример для подражания. Можно сходить в украинскую церковь, стоять на богослужениях,  посетить святыни, такое поведение заставит других задуматься: «А почему он так делает?» 

Разговор вела Ирина Сатарова

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: