ПОЛУЗАЩИТА

21 квітня 2011 о 11:06 - 2160

Олена ГарагуцОлена Гарагуц


Безответственное, а порой и преступное отношение государства к правозащитникам, выраженное в отсутствии работа­ющей на благо граждан законодательной базы, смехотворное финансирование тех, кто вынужден за копейки отстаивать интересы украинцев в судах, а также систематические попытки перетянуть одеяло внутри самих адвокатских структур привело к ситуации, когда в Украине во многом теряется сам смысл правозащиты. В результате, оправдательные решения судов удается добиваться лишь в каждом 300-м деле. Еще 20 лет назад этот показатель был выше в 30 раз…

Как баранов на заклание

По мнению вице-президента Международного союза адвокатов (МСА), руководителя адвокатского объединения «Днепропетровская областная коллегия адвокатов» («ДОКА»), заслуженного юриста Украины Анатолия Галки, сегодня адвокат, как и простой гражданин Украины, абсолютно ничем не защищен. Статьи УК, призванные защитить адвоката, просто не работают.

Юрист заявляет, что 90% населения не в состоянии оплатить услуги адвоката.

Поэтому, пока адвокатура находится в таком бедственном состоянии, правового государства у нас нет и не будет. Старый закон «Об адвокатуре» во многом устарел, но если внести всего несколько статей, закон заработает.

Члены «ДОКА» заявляют о том, что сегодня у человека без денег в судах перспектив практически нет. Взять хотя бы дела о возмещении кредитов: клиент в кредитных договорах практически не защищен. И если его хотят пустить по ветру – пустят. И эта тенденция все больше развивается. 

Уже стало традиционным, что практически все исковые заявления, вроде заявлений о расторжении брака, пишутся уже не адвокатами. Они готовятся в судах – секретарями. Ведь не случайно многие последние аресты связаны именно с помощниками судей. Почему от этих маленьких фигур зависит так много? «Один из руководителей президентской администрации, Андрей Портнов, пытается провести судебную реформу, совершенно не разбираясь в азах. Он называет себя адвокатом, хотя вряд ли справится с простейшим уголовным делом. То, что он творит – ни в тын, ни в ворота, – говорит Анатолий Галка. – Например, сокращения сроков на обжалование решений с целью оперативности. Это автоматическая система, когда из оборота выброшен председатель суда, который не расписывает дела. Незавершенная система с массой «высших специализированных судов». Это такая ерунда! Такими делами занимаются не выпускники «ленинградки» – питомцы Собчака, а бывшие директора автобазы, у которых нет понятия закона. И это страшно. Когда сидит заказной прокурорчик, выполняющий все, что ему сказано, ничего хорошего не будет. И все мы находимся в роли баранов, которых ведут на заклание козлы-провокаторы».

Адвокатура превратилась в ментуру

В Украине сейчас более 30 тысяч адвокатов, 2,5 тысячи из них – в Днепропетровской области. На 1 сентября 1993 года их было не более 370. А результат каков? Сколько сейчас кругом расклеено объявлений об услугах адвоката!

Приведем пример бесконтрольности в процедуре приема в адвокатуру. 40 лет назад профессия адвоката в США находилась по популярности на 8-м месте. Сегодня она занимает 42-е. Это все – от бесконтрольного приема и выдачи лицензий. В США сейчас около 800 тысяч адвокатов. Элиту составляет не более 5%. Они действительно имеют высокие заработки. Остальные вынуждены подрабатывать, где придется. Кстати, у артистов то же самое: из 90 тысяч актеров лишь 5 тысяч состоят в гильдии и могут заниматься любимым делом.

Серьезной проблемой, по мнению профессиональных адвокатов, является значительный приток бывших работников милиции, прокуратуры, судов. Последние – наиболее подготовлены. А тот дух, который приносят милиционеры, совершенно неприсущ адвокатской этике. Таким образом адвокатура постепенно превращается в ментуру. И это крайне опасно. Ведь неизвестно, за что именно человек был уволен из органов.

Председатель областной коллегии считает, что количество адвокатов не дает качества: «О каком проценте выигранных дел сейчас можно говорить? Если принесли конверт – дело выиграли. Такая коррупция в судах! Человек, у которого нет денег, нигде не пробьется. Взять хотя бы дело о взрыве газа на Мандрыковской. Да если в тот же самый суд будет направлено дело, то о чем можно говорить в славной Днепропетровской области… Возможно, для острастки и дадут небольшой срок. Я не буду говорить, сколько стоило освобождение от ответственности газовиков. Но, думаю, речь идет о сотнях тысяч. А якобы громкие дела о задержаниях на взятках судей и прокуроров – это, как выстрел из пушки по воробьям. Если вопрос решен в высоких чиновничьих кабинетах – ничего уже не добьешься. Сейчас, когда ко власти пришли бело-синие, у адвокатов ощущение 1937-го года. Сегодня оторвать адвокату голову – это как два пальца… И не докажешь, что ты не верблюд. Хотя, если адвокат со связями, если вхож в высокие кабинеты – это еще кое-что».

Адвокатскую братию взбудоражил произвол, который происходил не так давно в Севастополе. По словам очевидцев, милиция шла на все, чтобы выдавить адвокатов из дел – вплоть до задержания и помещения в кутузку. Адвокаты были вынуждены составлять группы оперативного реагирования – чтобы в случае задержания коллеги срочно выехать на место. Кстати, подобная практика начала распространяться и в других крупных городах. Иного выхода правозащитники пока не находят.

«Я лично веду дело об избиении 80-летнего ветерана войны, – приводит пример Анатолий Кузьмич. – В милиции уже 2 года волокитят дело, не доводя его до суда. Мы безрезультатно обращались и к президенту Виктору Януковичу, и к министру юстиции, и к уполномоченному по правам человека. А ведь с отцом самой Корпачевой (в период его работы прокурором) мой подзащитный проработал 5 лет в качестве судмедэксперта».

Кого защищаешь – то и имеешь

Второй аспект проблемы – госфинансирование правозащитников. Расслоение общества четко видно в адвокатуре. Те, кто защищает интересы солидных клиентов, финансовых структур, имеют возможность зарабатывать значительные средства, исчисляемые миллионами. Например, доходы Бориса Филатова в 2009 году составили 17 миллионов гривен – согласно информации о налогах. Те же, кто трудится, защищая простых граждан, зачастую находятся в довольно стесненных условиях. Для успешной работы у них возможности минимальны. Зачастую адвокаты – ветераны войны, получая нищенскую пенсию, вынуждены вести дела за 100-200 гривен. А разве ж сравнить их опыт с теми же недавними выпускниками вузов?

В России за ведение дела государство платит адвокату 1.100 рублей в день. Адвокат, даже не имея клиентов, просто получив несколько вызовов из суда на ведение бесплатных дел, может себе обеспечить солидный доход, исчисляемый десятками тысяч рублей в месяц – за счет государства. У нас же за работу в суде полагается 13 гривен за час – и вы еще попробуйте их получить.

Серьезную проблему создает и отсутствие единого правового поля. Так, законы России позволяют украинским адвокатам вести защиту граждан Украины и предприятий на территории РФ: это тысячи созданных там предприятий и миллионы наших граждан. Наш закон этого делать не позволяет.

Кормушка для комиссаров

И теперь третий аспект проблемы: ситуация внутри самой адвокатуры. После принятия закона «Об адвокатуре», областная коллегия распалась. Большинство ее функций перешло к квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры области (КДКА). Но при этом был утрачен методический аспект деятельности. Этой деятельностью стало заниматься объединение «ДОКА», ставшее в свое время для многих его членов щитом от притеснений. Сейчас этот щит утерян. «Сегодня давление на адвокатуру велико как никогда. Как снежный ком, растет влияние Генеральной прокуратуры и прокурорских органов на местах. Адвоката практически в любой момент могут привлечь к ответственности, вывести из процесса. Адвокат сейчас практически утратил то значение, которое имел в первые годы независимости Украины, – говорит руководитель «ДОКА». – И в этих условиях в области отсутствует единый объединяющий центр, который бы обеспечил реальную защиту адвокату – хотя эту функцию могла бы выполнять КДКА. От того, кто будет контролировать КДКА, зависит авторитет организации, сила и возможности адвокатов и, в значительной мере, состояние правового поля в регионе. И те, кто нуждается в защите адвоката, получают то, на что рассчитывают».

КДКА не является органом прямого управления адвокатами. Но именно она принимает экзамены и выдает свидетельства о праве заниматься адвокатской деятельностью (аттестационная палата), привлекает к дисциплинарной ответственности адвоката, совершившего проступки, нарушившего нормы адвокатской этики (дисциплинарная палата). По мнению юристов, комиссия является неплохой кормушкой для тех, кто ее контролирует. Опять вспомним Россию. Там, чтобы получить адвокатскую лицензию на 3 года достаточно заплатить 30 тысяч рублей. У нас за сдачу экзамена на получение свидетельства необходимо заплатить 5 тысяч гривен – и это уже на всю жизнь. Но это официально. «На самом деле, чтобы стать адвокатом, за сдачу экзаменов у нас требуется заплатить от 7 до 17 тысяч долларов. Не заплатишь – можешь пролететь. И тогда снова вноси 5 тысяч гривен и снова сдавай экзамен. Пока не поумнеешь. Это колоссальная кормушка для тех, кто контролирует комиссию», – раскрывает секреты Анатолий Галка. А с учетом того, что в области ежегодно появляется около сотни новых адвокатов, размер кормушки можно подсчитать.

Підписуйтесь на наш телеграмм

Поділитися: